Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Category:

ГРИБНАЯ ПОРА В КОЛОКОЛЬЧИКАХ И ЛИТЕРАТУРЕ

Этот год был дивно богат на грибы. И у меня как раз есть есть два колокольчика в тему. А «разбавить» их я, по обыкновению, хочу отрывками из книг.

Первые грибы, однако, появляются весной.
«Вслед за ягодами из земли грибы полезли, ровно прет их оттуда чем-нибудь. Первым явился щеголек масляник на низеньком корешке в широкой бурой шляпке с желтоватым подбоем, а за ним из летошной полусгнившей листвы полезли долгоногие березовики и сине-алые сыроежки, одним крайком стали высовываться и белые грибы.

Уговорились девки; с раннего утра в каждой избе хлопотливо снуют они вкруг матерей у печей, помогая стряпать наспех – скорей бы отобедать да в лес с кузовками… Рассыпались девки по лесу, хрустят под их ногами сухие прутья, хлещут древесные сучья и ветки, раздвигаемые руками деревенских красавиц. Клики не смолкают, ауканьям конца нет, стоном стоят по лесу звонкие голоса. Пришли и парни. Они без плетюх, без туесов – их дело не грибы сбирать, а красным девкам помогать. Только что в лес – хохот, взвизги. Верны девки старому завету: с кем зимой на супрядках, с тем летом на грибках да на ягодках. А все парочками. Понабрав грибов, парни огни развели, девки в глиняных плошках принялись грибы жарить. Ложек парни не захватили, девки кормят каждая своего со своей ложки».


Автор Татьяна Терехова, г. Липецк. Высота 8 см, диаметр 5 см. Глина. Лепка, роспись акрилом, темперой


Взято с сайта  http://supersadovod.ru

А это описание похода по грибы уже в августе.
«За выгоном… пошли елки и сосны… По привычке Шурка заглянул под первые же знакомые елки и нашел стадо самых лучших, какие есть на свете, маслят с ватными перепонками у корешков. Он наломал их пригоршню и, догнав отца, похвастался.
– Брось, – сказал отец, мельком взглянув на маслята. – Побереги корзину под настоящие грибы.
– Под белые?.. Да?»
«Не сходя с дороги, Шурка подбирал мохнатые, точно окутанные пухом, волнушки, скользкие серянки и толстокоренные молодые подберезовики, которые росли в мшалых колеях.
От холодно-твердых, мокрых грибов зябли пальцы. Шурка согревал их дыханием, досадуя, что отец торопится, проходит мимо отличных грибков, будто и не видит их.
Но вот и он наклонился, пошарил рукой в траве.
– Экий красавец! – воскликнул он, выковыривая красноголовый подосиновик.
Шурка сунулся посмотреть. Подосиновик был как яичко, с круглой, плотно прилегавшей к серому корню шляпкой. Отец понюхал гриб, как-то по-особенному крякнул и положил в корзину.
– Такой грибок в уксусе – первая закуска, – сказал он».


Взято с сайта  http://www.outdoors.ru

«Из вороха старых листьев, валежника и травы поминутно выглядывали губастые сыроежки всех цветов, валуи, удачно прозванные ребятами кулаками, потому что действительно очень походили на крепко сжатые кулачки. Выглядывали и просились в корзинку горькие скрипицы, незавидный отварной гриб, липкие молокопойники, источавшие из корешков, когда их сломишь, белый сок, который тут же, на глазах, становился лиловым. Реже, но все-таки нет-нет да и радовали глаз ядреные подосиновики. Но белые, эти цари лесные, не попадались…»
«Казалось, сумрачным зарослям не будет конца. И вдруг, словно дверь распахнулась, - они с отцом вошли в редкий, веселый березняк.

Здесь было светло и почти сухо. Просторно гуляло солнце между рябыми березами. Ноги мягко тонули в рыжевато-красном мху и листьях черничника, скользили по елочкам папоротника и гриве белоуса, в котором звонко трещал валежник.

– Вот оно... мое местечко заветное, – тихо проговорил отец, останавливаясь на поляне, в черничнике, и заметно волнуясь. – Не сходя, по сотне белых здесь копал... Чуешь, как белыми пахнет?

– Чую... – ответил шепотом Шурка, хотя он, как ни водил носом, не мог поймать никакого особенного запаха, кроме запаха старого веника и просыхающей теплой земли».

«Не двигаясь, вытянув шею и поводя по-тараканьи усами, отец внимательно огляделся.
– А! Да здоровяк какой стоит! – сдавленно воскликнул он, торопливо приседая на корточки. – Э-э, да тут их целая тройка собралась! Пречудесно! – бормотал он, осторожно раздвигая мох.

Шурка бросился к отцу, но под ногой у него хрустнуло. Это был не резкий треск переломленной сухой веточки, а сочный, хотя и легкий хруст чего-то другого.

– Тятя, я «коровку» раздавил! – признался Шурка.

– Глаза у тебя на затылке? – проворчал отец, ползая на коленях и вороша черничник. – Не подходи ко мне, еще раздавишь! – сердито добавил он, хотя Шурка не трогался с места. – Руками ищи, не ногами... Эх ты мне, грибовик!

Виновато опустился Шурка на колени и, подражая отцу, нисколько на него не обидясь, стал шевелить возле себя мох. И сразу же пальцы его нащупали твердую, скользкую шляпку гриба. Пыхтя и дрожа от радости, он живо подсунул проворную руку и выковырял, с лапками мха и крупинками земли, пузатый, сахарный корень крупного белого. Головка у гриба была золотисто-коричневая, чуть ноздреватая, клейкая, похожая на шляпку масленика, но с исподу молочно-голубоватая, вся состоящая из множества как бы волосинок, точно плотная щеточка из чистого белого волоса. От гриба пахло сырым мохом и еще чем-то сладковатым и холодным, как березовый сок.

Шурка бережно, чуть касаясь ножом, соскоблил с корня мох и землю, отрезал шляпку. Гриб был очень хорош, без единой червоточинки».


Это фото взято ни с какого ни сайта, а сделано знакомым грибником после очередного похода в лес прошлым месяцем. Как в предыдущем описании, каждый грибок один к одному.

«Вот кошачьи усы отца поползли вверх, лицо сделалось отчаянно-огорченным, потому что он раздавил хорошенького, спрятавшегося под папоротником белого. Но глаза его тут же широко раскрылись, в них заскакали-запрыгали живчики, улыбка тронула губы и пошла шнырять по всем морщинкам: оказывается, под елочкой папоротника хоронился второй, целехонький грибок, малюсенький, воистину беленький, с коротким толстым корешком и плоской шляпкой – ни дать ни взять выпеченная просвирка. Отец посвистывал, он, видать, ни о чем не думал… и наслаждался собиранием грибов».

Описанному здесь сбору грибов ровно 100 лет. (Шурка прибежал домой и узнал, что началась война. Первая мировая.) Но процесс и эмоции остались неизменными.

Удачливые грибники, наверное, именно такую корзину и именно так ставят на пенек.


Автор Татьяна Слободчикова. Высота 11 см, диаметр 6 см. Фаянс, глазурь. Лепка, подглазурная роспись


Язычок Татьяна сделала в форме грибка!

Москва 1880-е годы. Рождественский пост. Грибной рынок.
«– А вот, лесная наша говядинка, грыб пошел!
Пахнет соленым, крепким. Как знамя великого торга постного, на высоких шестах подвешены  вязки  сушеного белого  гриба ...

– Лопаснинские, белей снегу, чище хрусталю! Грыбной елараш, винигретные... Похлебный грыб сборный, ест протопоп соборный! Рыжики соленые-смоленые, монастырские, закусочные... Боровички можайские! Архиерейские грузди, нет сопливей!.. Лопаснинские отборные, в медовом уксусу, дамская прихоть, с мушиную головку, на зуб неловко, мельчей мелких!..

Завалены грибами сани, кули, корзины...»


Взято из книги В. Руга, А. Кокорева «Москва повседневная», М., «Олма-пресс», 2006

А вот это фото я сделала  в Дендропарке Переславля-Залесского.


Отрывки из романов  П. И. Мельникова-Печерского «В лесах» (книга 2), В. Смирнова «Открытие мира» и И. Шмелева «Лето Господне» взяты с сайта http://modernlib.ru
Tags: Колокольчики/колокола и литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments