Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КОЛОКОЛА И КОЛОКОЛЬЧИКИ В ВОСПОМИНАНИЯХ О ЧЕХОВЕ

В июле 2014 года, когда исполнялось 110 лет со дня смерти А.П. Чехова, мы с Артом в очередной раз мы поехали в Мелихово. Как всегда, оно встречает нас статуей Антона Павловича работы скульптора Ю. Чернова, которая мне очень нравится.



Чехов купил Мелихово в 1892 году. Так выглядел писатель в 1898 году – всем знакомый, узнаваемый образ.


Чеховской усадьба была всего 7 лет. Но сколько им здесь написано, сколько прожито и пережито, сколько сделано. Сколько великих гуляло с ним по дорожкам и аллеям, и сколько простых крестьян приходили к доктору Чехову.

Гости в Мелихово не переводились. Как они там все умещались в этом небольшом домике? Вот первое, что приходит на ум, когда проходишь по комнатам.


На колокольчике дом изображен с другой стороны, там,  где открытая веранда, на которой сейчас играют спектакли, проходят фестивали.


Я, конечно, могла перечитать что-то из Чехова на предмет того, что, где и как он говорит о колоколах или колокольчиках. Но я подумала, что можно пойти немного по другому пути и посмотреть на колокола и колокольчики в жизни Чехова. Причем, основываясь не на его произведениях, а на воспоминаниях о нем.

В доме-музее, кстати, колокольчиков нет. Но есть колокол на главной усадебной дорожке.


Он висит на столбе рядом с домом. Колокол подлинный. Чехов купил его, чтобы по звону все гости и все домашние собирались на обед. А крестьяне, заслышав звон, знали, что время 12 часов пополудни.

У нас дома уже лет 18 сбор на обед происходит подобным же образом. И даже сейчас, когда дети «вылетели из гнезда», сигнал мужу по-прежнему подается трезвоном.


В книге Дональда Рейфилда «Жизнь Антона Чехова» читаем, что после покупки Мелихово и переезда туда семьи полностью сгорело соседнее имение. «Антон немедленно обзавелся новым колодезным ведром, колоколом, ручным пожарным насосом и решил расширить пруд около дома». Вот интересно, это же колокол имеется в виду? Или специальный, для пожаров?

И дальше читаем: «В 1898 году Чехов оставил за собой Мелихово как летнее жилье и управлял им из Ялты…Удержать в руках разлаживающееся хозяйство никому уже было не под силу… В округе стали пошаливать воры, и Роману (слуге) приходилось ночами звонить в колокол, чтобы отпугивать незваных гостей». Опять же, о каком колоколе идет речь? Впору ехать в следующий раз и задать экскурсоводу свои вопросы.

В Мелихово была старинная церковь Рождества Богородицы 1757 года. Чехов расширил ее и «договорился о строительстве колокольни». В августе 1896 года «предстояло освятить новую колокольню. Антон распорядился выкрасить церковь в оранжевый цвет». Купола венчали полированные «зеркальные» кресты. Эти кресты блестели «на солнце и при луне, точно маяк на море» и были видны издали «на целые тринадцать верст». В 1994 году церковь сгорела, в 1999 восстановлена, но колокольни при ней уже нет.



Возможно, Чехов построил церковь с колокольней, потому что «получил в детстве религиозное образование и такое же воспитание – с церковным пением, с чтением апостола и кафизм в церкви, с исправным посещением утрени, с обязанностью помогать в алтаре и звонить на колокольне». Так писал он письме литератору Щеглову.

Вторая мелиховская звонница современная, 1998 года. Она принадлежит Крестовоздвиженской церкви. Звонница рубленая, деревянная.


Несколько отрывков из воспоминаний о Чехове К.С. Станиславского. О премьере «Дяди Вани»:
«В театре была стужа, так как он был весь в щелях и без отопления… Вечером мы гримировались все в одной маленькой уборной и нагревали ее теплотой своих тел… В восемь часов пронзительный ручной колокольчик сзывал публику на первый спектакль «Дяди Вани».

О работе над пьесой «Три сестры»: «Среди всех его волнений об участи пьесы он немало беспокоился о том, как будет передан набат в третьем акте во время пожара за сценой. Ему хотелось образно представить нам звук дребезжащего провинциального колокола. При каждом удобном случае он подходил к кому-нибудь из нас и руками, ритмом, жестами старался внушить настроение этого надрывающего душу провинциального набата».

О работе над «Вишневым садом»: «Спектакль налаживался трудно; и неудивительно: пьеса очень трудна… Чтобы помочь актерам, расшевелить их аффективную память, вызвать в душе творческие провидения, мы пытались создать для них иллюзию декорациями, игрою света и звуков. Иногда это помогало, и я привык злоупотреблять световыми и слуховыми сценическими средствами.
– Послушайте! – рассказывал кому-то Чехов, но так, чтобы я слышал, – я напишу новую пьесу, и она будет начинаться так: «Как чудесно! Как тихо! Не слышно ни птиц, ни собак, ни кукушек, ни совы, ни соловья, ни часов, ни колокольчиков, и ни одного сверчка». Конечно, камень бросался в мой огород».

Н.Д. Телешов в своих воспоминаниях о А.П. Чехове пишет, что Антон Павлович, его младший брат Михаил, писатель Гиляровский и Станиславский пошли как-то в трактир для ночных извозчиков. «Сели за стол, покрытый серой, не просохшей с вечера скатертью. Подали нам чай с лимоном и пузатый чайник с кипятком. Но от нарезанных кружочков лимона сильно припахивало луком.
– Превосходно! – ликовал Антон Павлович. –  А вы вот жалуетесь, что сюжетов мало. Да разве это не сюжет? Тут на целый рассказ материала…
– А вот это разве не сюжет? – указал он в окошко на улицу, где стало уже светать. – Вон смотрите: идет монах с кружкой собирать на колокол… Разве не чувствуете, как сама завязывается хорошая тема?.. Тут есть что-то трагическое – в черном монахе на бледном рассвете…»

А.И. Куприн вспоминал, как в разговорах с литераторами Чехов излагал свои мысли о сюжетах и технике письма. Нашлось место и колокольне. «…он требовал от писателей обыкновенных житейских сюжетов, простоты изложения и отсутствия эффектных коленец. «Зачем это писать, – недоумевал он, – что кто-то сел на подводную лодку и поехал к Северному полюсу искать какого-то примирения с людьми, а в это время его возлюбленная с драматическим воплем бросается с колокольни? Все это неправда, и в действительности этого не бывает».

Возвращаясь в Мелихово, хочу добавить, что оно замечательно в любое время года, но в августе так и благоухает цветами. Известно, что Чехов очень любил цветы. Покупал всегда душистые и неприхотливые, любил выращивать розы. Он сажал розы разных сортов и цветов, но вырастали почему-то только белые.

В «Воспоминаниях» Щепкина-Куперник пишет: «А у всех Чеховых есть одно замечательное свойство: их «слушаются» цветы и растения, и всё, что бы они ни посадили, хорошо принимается. А.П. сам сажал, высеивал, обрезал розы, гордился своим садом». А самой Татьяне Львовне на подаренной ею книге Чехов делает такую надпись: «Тюльпану моей души и гиацинту сердца моего милой Татьяне Львовне Щепкиной-Куперник».

Около главного дома усадьбы растут циннии.



Мне показалось, что цветочек на моем колокольчике – тоже цинния. Теперь, «породнившись» с теми, что цветут на чеховской клумбе, он стал особенным.


Остальные фото альбома «Усадьба Мелихово» можно посмотреть тут.
Цитаты взяты из книг Дональда Рейфилда «Жизнь Антона Чехова» http://e-libra.ru  и «А.П. Чехов в воспоминаниях современников» http://bookz.ru
Т.Л. Щепкина-Куперник «Воспоминания», «Захаров», Москва, 2005
Tags: Колокольчики/колокола и литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments