Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КОРОВКА ИЗ ДЕТСТВА

В европейской части России коров и молодняк выгоняют на выпас уже в мае, как только основательно зазеленеет луг. В эти майские праздники так жарко, что деревья быстро покрылись листвой, а на лугах вовсю блестит молодой свежестью трава.

Колокольчик с коровкой (фамилия мастера по оплошности затерялась) навеял воспоминания детства, поэтому особо не раздумывалось, покупать его или нет.


Прекрасно помню те времена, когда в деревнях народ держал в хозяйстве и коров, и овец, и свиней, а про мелкую живность и не говорю.

Коровы и овцы выгонялись каждое утро, рано-рано. А вечером мы с бабушкой выходили на улицу их встречать. Шло стадо. Пылища – страсть! Мычание, блеяние вокруг. Овцы, ну, совсем, как овцы, суматошно и бестолково бежали, как-то толком никогда не помня ворота дома. Бабушка бегала за ними с хворостиной и ругалась на их бестолковость. А коровы шли чинно, неторопливо, только хвостом отгоняли мух. И наша корова всегда знала свой дом, заходила во двор и направлялась в хлев. У коровы большие грустные глаза, прямые длинные ресницы, и она пахнет молоком.

После дойки бабушка собирала сепаратор, и иногда я крутила его ручку, и из одного желоба стекало молоко, его много, а из другого – сливки, их мало. Часть молока давали теленку, часть – ставилась в холодильник, когда он появился. Раньше – в погреб, наверное. Сливки тоже ставились в холодильник. Помню, как бабушка пекла сначала на керосинке, а потом, когда провели газ, на газовой плите блинчики. Она пекла их только с одной стороны. Я их ела со сливками. Сливки были из холодильника холодные, а блинчики с плиты горячие. Нигде ни у кого и никогда больше я не ела таких блинчиков. Они были толщиной с папиросную бумагу, как пергамент. И вряд ли сейчас можно испечь такие же. Нет таких исходных продуктов: ни молока, ни сливок, ни муки, ни яиц. Всё есть, а таких – нет.

Пили чай и ели хлеб с маслом. А масло лежало на блюдечке в виде шара, сладкое на вкус. Помню, что пахтанье масла было тяжелым и долгим процессом. Когда бабушка становилась совсем усталая, скатывались, наконец, кругляши желтого масла и заворачивались в тряпочки. Тогда эта жидкость, что оставалась, сливалась куда-то и, наверное, давалась то ли теленку, то ли свиньям. Не знаю, не пропадала же. А сейчас, я думаю, я наверняка мазала бы ей лицо. Тогда в деревне не имели особого понятия об уходе за кожей, особенно о преимуществе натуральных продуктов. Кто знал о существовании слов «косметология» и «макияж»? Дайте мне сейчас жидкость, оставшуюся после пахтанья, я заплачУ! Увы…


                                       Фото Арта Францека

Tags: Колокольчики и фауна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments