Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

ЕЛЕЦ И.А. БУНИНА В КОЛОКОЛЬЧИКЕ


Тот человек или те люди, которые решали, что именно должно быть изображено на колокольчике с надписью «Елец», особой фантазией или воображением не отличались. Он(и) мыслили шаблонно. Раз старинный город, значит, должны быть церкви на всех сторонах колокольчика.

Я против церквей вообще и церквей Ельца в частности ничего не имею. Некоторые из них знамениты и еще как! Но каждый мало-мальски грамотный человек при слове Елец вспомнит, естественно и прежде всего, Бунина Ивана Алексеевича. Собственно, многие туда и едут именно к нему и из-за него. Но ни намека на хоть что-то бунинское на продававшихся колокольчиках, увы, не было.

Это же неправильно. А в нынешнем, 2015 году, неправильно вдвойне, ибо он объявлен Годом Литературы. В своих материалах я еще ни разу не упомянула этот факт. Так что исправляю обе несправедливости сразу. И сделать это я решила так: посмотреть на изображенные на колокольчике храмы глазами Бунина, т.е. так, как он их видел и как описал в знаменитой «Жизни Арсеньева». Плюс я добавила еще то колокольное, что встретилось в романе. Вот что получилось.

Бунин в романе прямо не указывает название города. Он употребляет слово «город», но описывает и имеет в виду Елец: «Самый город тоже гордился своей древностью и имел на то полное право: он и впрямь был одним из самых древних русских городов, лежал среди великих черноземных полей Подстепья… В свое время он, конечно, не раз пережил все, что полагается: в таком-то веке его «дотла разорил» один хан, в таком-то другой, в таком-то третий, тогда-то «опустошил» его великий пожар, тогда-то голод, тогда-то мор и трус… Вещественных исторических памятников он при таких условиях, конечно, не мог сохранить».

И когда мальчика из деревенской усадьбы привезли в Елец для поступления в гимназию, то город ему и увиделся, и почуялся: «А какой пахучий был этот город! Чуть не от заставы, откуда еще смутно виден был он со всеми своими несметными церквами, блестевшими вдали в огромной низменности, уже пахло: сперва болотом с непристойным названьем, потом кожевенными заводами, потом железными крышами, нагретыми солнцем, потом площадью, где в базарные дни станом стояли съезжавшиеся на торг мужики, а там уже и не разберешь чем: всем, что только присуще старому русскому городу…»

Современный Елец некоторые из своих «открыточных» видов сохранил, но запахи точно потерял. Ничем примечательно-особенным он сейчас не пахнет. Зато звуки в нем… Теплым майским вечером вы будете идти вдоль берегов реки Быстрая Сосна и слышать-слушать не стройный, но оглушительный хор лягушек.

Бунин продолжает: «Как помню городское утро! Я висел над пропастью, в узком ущелье из огромных, никогда мною не виданных домов, меня ослеплял блеск солнца, стекол, вывесок, а надо мной на весь мир разливался какой-то дивный музыкальный кавардак: звон, гул колоколов с колокольни Михаила Архангела, возвышавшейся надо всем в таком величии, в такой роскоши, какие и не снились римскому храму Петра, и такой громадой, что уже никак не могла поразить меня впоследствии пирамида Хеопса». Сейчас огромный храм вроде бы реставрируется, но его состояние ужасающее, а темп работ почти никакой.



У храма восстановлены только барабаны и купола

Бунин писал о Ельце, что «старина в нем все же очень чувствовалась, сказывалась в крепких нравах купеческой и мещанской жизни, в озорстве и кулачных боях его слобожан…» И еще раз, говоря о старине, замечал: «А в соборе звонят ко всенощной, и бородатые, степенные кучера везут в тяжелых и покойных колясках, на раскормленных лошадях, старых купчих с восковыми свечами в руках, поражающих или желтой пухлостью и обилием драгоценностей, или гробовой белизной и худобой…»

Упомянутый собор – это главный храм Ельца, Воскресенский.



Его построил архитектор К.А. Тон, тот самый, что возвел Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский Дворец в Москве. Здание огромно: высота вместе с крестом 74 метра, длина 84 метра, ширина 34 метра. Говорят, что в России это второй по величине собор после Исаакиевского. Строился он 44 года, с 1845 по 1889. Колокольня, запроектированная на 10 метров выше основного купола, осталась недостроенной.


С собором у героя бунинского романа связаны разные воспоминания. Например: «Вот «табельный» день, торжественная обедня в соборе. Наш капитан, перед тем как вести нас, собравшихся во дворе гимназии, осматривает каждую нашу пуговицу. Учителя – в мундирах, в орденах, в треуголках. Идя по улицам, мы с удовольствием чувствуем, что прохожие смотрят на нас как на что-то казенное, полувоенное, принимающее непосредственное участие во всем том параде, которым должен быть ознаменован этот день.

Чем ближе собор, тем звучнее, тяжелее, гуще и торжественнее гул соборного колокола. Но вот и паперть – «шапки долой!» – и, теснясь, расстраивая ряды, мы вступаем в прохладное величие широко раскрытого портала… Какое многолюдство, какое грузное великолепие залитого сверху донизу золотом иконостаса, золотых риз притча, пылающих свечей, всякого чина, теснящегося возле ступеней амвона, устланного красным сукном!»

Или вот: «На обрыве за собором я стоял, глядя на гнилые тесовые крыши мещанских лачуг, лепившихся внизу по буграм вдоль реки, на внутренности их грязных и убогих дворишек, и все что-то думал о человеческой жизни, о том, что все проходит и повторяется, что, верно, и триста лет тому назад были тут все такие же черные тесовые крыши и всякая сорная дрянь, что растет на пустырях, на глинистых буграх…

Я смотрел на реку, серой рябью равномерно шедшую к желтым скалам, делавшую под ними поворот на юг и пропадавшую вдали, опять думал о том, что даже и при печенегах все так же шла она…»

В отличие от бунинского героя у меня было вполне спокойное настроение, но что-то близкое к описанному в голове всё же мелькало. Место уж очень яркое, видовое: на фоне громады собора и разномастных домов и домишек, что до сих пор лепятся под ним и к нему. Располагает оно ко всяким мыслям.


Второй храм, изображенный на колокольчике, – Успенская церковь.



Сейчас она реставрируется, но в отличие от церкви Михаила Архангела там идут работы, и вполне возможно, что с их окончанием добавится еще один замечательный городской силуэт.


Об этой церкви, Великокняжеской, пишут так: жемчужина в архитектурном ожерелье Ельца.




Ее заложили в 1909 году, освятили в 1911.  На главном куполе – хрустальный крест, а интерьер декорирован майоликовой плиткой и витражами.  Но в романе Бунина, понятно, эта церковь не упоминается, ибо в описываемые годы ее просто не было.


Интересно, что в зависимости от настроения героя романа по-разному видятся ему колокольни и слышится их звон. Настроение тяжелое, и всё в описании нерадостное. «А на дворе, как нарочно, было сумрачно, к вечеру стало накрапывать, бесконечная каменная улица, на которую я смотрел из окошечка, была мертва, пуста, а на полуголом дереве за забором противоположного дома, горбясь и натуживаясь, не обещая ничего доброго, каркала ворона, на высокой колокольне, поднимавшейся вдали за железными пыльными крышами в ненастное темнеющее небо, каждую четверть часа нежно, жалостно и безнадежно пело и играло что-то…»


Из окошечка этого самого дома и  смотрел Арсеньев на улицу. Сейчас в нем дом-музей И.А. Бунина.

И так же иногда уныло зимой: «Помню, как иногда по целым неделям несло непроглядными, азиатскими метелями, в которых чуть маячили городские колокольни».

А вот описание колокольного звона на похоронах: «а с верхушки колокольни, глядевшей из-за надворных построек прямо против крыльца и медленно ронявшей до этой минуты тонкие, жалостные и все строже густевшие звуки, вдруг резко сорвалась короткая, нарочито нелепая, трагическая разноголосица, на которую дружным и нестройным лаем и воем ответили испуганные борзые и гончие, наполнявшие двор. Это было так безобразно, что сестра в своем длинном крепе зашаталась и зарыдала, бабы в толпе заголосили и отец, тоже неловко поддерживавший гроб, весь исказился отвращением и болью».

В этом отрывке настроение совсем другое: «Я вспоминаю чуть ли не единственную радость – нашу колокольню… Глядя на колокольню снизу, с церковного двора, мы сами чувствовали, до чего мы еще малы… Потом мы вперегонки кидались к узкой двери в колокольню… В темноте, стиснутые холодными кирпичными стенами, храбро лезли мы друг за другом вперед… Вот наконец и первый пролет: сразу стало светло, просторно, в арки широко видно небо. Внизу – церковный двор, мощенный камнем, красная крыша сторожки в углу ограды и береза у железных ворот…. Хорошо глядеть на все это сверху!.. Улицы пусты, – все эти мещане, купцы, старухи и молодые кружевницы сидят по своим домишкам и, должно быть, не знают, какой простор земных полей развертывается вокруг города; а мы вот знаем и побежим еще выше, где уже совсем жутко… Город, как пестрые план, лежал далеко под нами, маленький и скученный, а в сердце у нас было то, что должны испытывать на полете ласточки».

Поддужные колокольчики тоже в романе есть. Два примера, иллюстрирующих простую мысль: если случается беда, происходит что-то печальное (эпизод прощания героя с арестованным братом тому пример), то поддужный колокольчик «плачет»: «Тарантас с полуподнятым верхом тотчас же загремел, могучий бурый коренник задрал голову и затряс залившийся под дугой колокольчик, гнедые пристяжные дружно и вольно взяли вскачь… Долго с мукой слушал я удаляющийся поддужный плач».

Если же праздник, радостно, то и колокольчик не плачет, а звенит: «А вечером подъехали и другие гости и все, кроме старших, решили, конечно, ехать по соседним усадьбам ряжеными. Шумно нарядились во что попало… и гурьбой высыпали на крыльцо, возле которого уже стояло в темноте несколько саней и розвальней, расселись и, смеясь, крича, под звон колокольчиков, шибко понеслись через свежие сугробы со двора».

Помимо мест, связанных с И.А. Буниным, а их несколько, в Ельце есть и другие музеи, есть очень достойные памятники, сохранились старинной застройки улицы, монастырь на горе, с которой открываются виды на город, есть улица Красная площадь. Фотоальбом «Елец».

В фейсбуке у меня отдельный альбом с фотографиями старинных дверей, которых в Ельце много.

Источник:
Отрывок из повести «Над городом» взят с http://fanread.ru/
Отрывки из романа «Жизнь Арсеньева» взяты с http://modernlib.ru/
Tags: Колокольчики/колокола и литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments