Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

АВСТРИЯ: ПОДВОДЯ ИТОГИ

21 год должен был пройти, прежде чем мы опять попали в Вену. Как и в те стародавние времена, она по-прежнему насквозь пропитана музыкой Моцарта и Штрауса и кофейно-пирожными ароматами.

Но если в наше первое посещение мы почему-то ничего не знали ни о гостинице, ни о кафе, ни о торте
Sacher, то сейчас, готовясь к поездке, я не только прочитала, но и отметила их все как номер раз в списке нашей программы.

В отличие от других достойно-фешенебельных гостиниц в
Sacher не только не пускают на второй этаж, а и не разрешают пройти даже в парадное лобби на первом. «Только для постояльцев» – так вежливо, но твердо сразу же были пресечены наши попытки туда сунуться.

Рецепт торта
Sacher был изобретен в 1832 году, хранится с тех пор в строжайшем секрете, никем не раскрыт, хотя нечто подобное постоянно пытаются испечь.

Сейчас торт можно заказать даже
online, любой формы и размера, доставка осуществляется по Европе,  как в страны Европейского Союза, так и не входящие в него, и, как написано на официальном сайте кафе, в rest of the world.

Кто-то мне говорил или я читала сама, что коньяк, один из ингредиентов торта, позволяет сохранять его свежим несколько суток. А круглая шоколадная печать с буквой
S, будь то кусочек или целый торт – один из главных отличительных признаков подлинности. Есть много и других.

Вкус торта (а мы ели его дважды) несколько, увы, разочаровал. Он показался мне суховатым и Арту, любителю сладкого, кстати, тоже.


Во всем остальном – интерьере, форме и содержании меню, магазине при гостинице – заведение, надо отдать должное, держит марку.




                                 

Из той же серии гастрономической досады оказалось поедание вожделенного яблочного штруделя в знаменитом кафе в знаменитом Шёнбрунн. В этом кафе штрудель якобы не просто делается вручную (тоже наверняка по особому рецепту, чему верю), но там проводятся и сеансы мастер-класса по его приготовлению. Чтобы попасть на них в высокий сезон, надо озаботиться покупкой билетов заранее.


Подтверждаю: ни с чем не сравнимый запах выпечки, корицы, яблока чуешь уже на подходе. В самом кафе видишь, как откуда-то снизу, видимо, с кухни, пекарь несет огромный поднос с только что испеченными штруделями. От них исходит нежнейший аромат, и волны пара поднимаются к потолку.


Вооружившись специальной маленькой вилочкой, начинаем есть. Что-то не то. Что? Слишком много яблок. Когда их не хватает – плохо, но когда их с избытком – тоже не хорошо, ибо штрудель на вкус получается мокроватый и клёкловатый.


В далеком 1994 году Австрия у меня случилась первой западной страной. Тогда я в первый раз увидела в домах стеклопакеты, окна которых можно было открывать и так, и эдак. В квартире, где мы жили, можно было самим регулировать отопление – невиданное дело. Мы катались в карете по центру Вены. Я впервые в жизни ходила по рождественскому базару, видела столько и та-а-ки-и-х магазинов (здесь для достоверности передачи моих тогдашних восторгов нужно закатить глаза и поцокать языком), ела в «Макдональдсе». И было еще много чего, такого же невиданного, неслыханного, потрясающего и ошарашивающего.


В городке Мельк, где мы остановились на пути в Зальцбург, я увидела женщину, одетую в австрийский национальный костюм, она пересекала маленькую городскую площадь. В руках у нее была корзинка, похоже, с продуктами. Восторгу и удивлению моему не было конца. Я, помню, чуть ли не ущипнула себя, чтобы убедиться, что всё не сон и не сказка. Подумать только: крохотный средневековый Мельк, на скале – огромный монастырь, похожий на дворец или замок, старая круглая площадь в центре городка, и по ней быстро проходит женщина с плетеной корзинкой в руке и чепцом на голове. Мне тогда и наряд ее показался тоже средневековым. Вот что значит в первый раз, вот что значит первые, сильнейшие впечатления.


Сейчас я так надеялась опять увидеть женщину с корзинкой и в национальном платье. Нет. Более того,  и тихий, спокойный Мельк затронула глобализация. Всё лучше стало, да, лучше для туристов, приспособленнее, монастырь весь замечательно отреставрирован. А при этом что-то невидимое, неведомое, но совершенно особое потихоньку нивелируется, стандартизируется, исчезает.


Но, чтобы не заканчивать рассказ на минорной ноте, скажу вот еще что.


21 год назад я смотрела в Вене на двери, окна и балконы, но не видела их. Сейчас же разглядывала и фотографировала их с жадностью, удивляясь, как можно было такую красоту не замечать. Даже отдельный альбом получился.


Концерт из двух отделений (да, да, первое – музыка Моцарта, второе – Штрауса) в исторических интерьерах какого-то зала слушали, прекрасный кофе и дивный ликер «Моцарт» пили, лошадку у св. Стефана гладили, на ретро-трамвае по Кольцу катались и далее по списку.


Но главное всё не это. Главное то, что приносит наибольшую радость. А ее мне приносит осознавание простого факта: Вена – мой город, он созвучен мой душе, и она отвечает ему тем же.








Tags: Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments