Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

КАК МЫ С АРТОМ ПОКОРЯЛИ КРУТОЙ ВОЛЖСКИЙ БЕРЕГ

Мы приехали в Городец, городок на берегу Волги, славный своими пряниками, резьбой по дереву и росписью. Я – для того чтобы полюбоваться и насладиться всем еще раз, Арт – чтобы ознакомиться и проникнуться.

И вот мы гуляем по центру, я, без конца ахая, фотографирую резные наличники и дышу-не надышусь чистым воздухом. По длинной лестнице со скамейками для отдыха спускаемся с высокого берега вниз, к Волге, где на набережной построен «Город мастеров» – ярмарка ремесел. Там тоже всё осматриваем. Как всегда, когда и если Арт стоит у водоема: пруда, озера, реки, моря или океана, он непременно и немедленно загорается желанием вдоль этого водоема идти. Есть у него такой пунктик.

Я сразу вижу, что оживление на набережной наблюдается только в радиусе 50 м от ярмарки. Никто вдоль Волги не гуляет, и ничего для променада на набережной нет: ни скамеек,  ни киосков, ни урн, на что я Арту и указываю.
 – Мы просто пойдем и посмотрим, куда дорога нас выведет, – отвечает Арт.
 – Я и без прогулки могу тебе сказать, что она нас никуда не выведет. Дорога просто кончится и всё, – пытаюсь я отговорить его. Хотя знаю, что Арт всё равно пойдет вдоль берега (пруда, озера, реки, моря или океана.)

Мы двинулись по набережной. 32 градуса жары, полное безветрие. Волга справа по ходу, но от воды никакого облегчения.

Мы шли и шли, и вот, как я и предсказывала, бетонные плиты закончились, начался песочный берег, который постепенно сужался, а песок превращался в ил, смешанный с грязью и мусором. Всё. Дальше хода нет. Что делать? Вариант первый: идти под зависнувшим над нами палящим солнцем назад, а потом лезть по длинной лестнице наверх, при этом общее направление движения будет строго в противоположную от гостиницы сторону. Поэтому я предложила вариант два: не идти к лестнице и не лезть по ней, а лезть прямо тут, наверх по склону. Арт не возражал, хотя даже совсем маленький подъем он преодолевает крайне неуклюже, с трудом.

Начали взбираться. Склон весь в зелени – трава, кусты, деревья. Сначала вроде ничего. Потом я быстро поняла, что совершили ошибку: никаких человеческих следов нет. Значит, здесь никто никогда не ходил. Но спускаться назад уже поздно. Во-первых, гремит гром, и мы стали бояться, что начнется дождь, тогда мы точно никуда не сможем двигаться. Во-вторых, залезли так высоко, что дорога вниз уже опаснее, чем вверх.


Фото взято с http://fotokto.ru/

А подниматься всё труднее. Арт давно корячится на четырех точках опоры. Я иду впереди, веером, как мечом, расчищаю путь. Трава оплетает ноги, ветки норовят ударить по лицу. Страшно делать шаг, вдруг под листьями ямка, неловкое движение и – вывих.  Солнце жжет, пот ручьем, гром гремит, подгоняет, сердце колотится и от непривычной физической нагрузки, и от волнения.  Без конца оглядываюсь, как там Арт (задом кверху), поспевает ли.

А тут новая напасть: началась крапива! Слева, справа, а главное, вверху и спереди – одна крапива высотой в мой рост. Руки, ноги тут же ею исхлёстаны, кожа горит.

А дальше – сюрприз, да какой. Море земляники! Настоящей пахучей земляники. Я давай ее есть. Разве можно удержаться? Так захотелось встать на колени, есть ее и потихоньку двигаться вверх. Запах – не надышаться. «Ешь, – говорю я Арту. – Это настоящая лесная земляника, экологически чистая. Стаканчик у метро 200 р. стоит. И то, неизвестно, где ее собирали». А сама, скорей-скорей, ягодку за ягодкой в рот. Арт землянику не знает, никогда ее не видал, тем более, не собирал. Подозреваю, что в Америке ее не собирают. А может, она и не растет там даже.


Фото взято  с http://www.medsite.com.ua/

Моего восторга от ползания и поедания немытой ягоды он не разделил и, отдохнув, стал торопить меня лезть дальше. С величайшей неохотой пришлось наслаждение загруглить.

И вот, мокрая от пота, с зелеными от травы пятнами на штанах, которые потом, конечно, нисколько не отстирались, я вылезла на самый верх. И первое слово, что у меня вырвалось, оказалось английским ругательством из четырех букв. (По-русски я не ругаюсь.)

Тут вылез Арт, встал на ноги и повторил то же неприличное слово. А как же было его не повторить! Перед нами стоял деревянный дом с деревянными же, как и полагается в Городце, резными наличниками, но по всему периметру окруженный высоким забором! В нем нет дыр, и обычным способом его тоже не перелезть. В заборе калитка, но она наглухо закрыта изнутри. Двигаться вдоль никак нельзя: не то что дорожки, даже захудалой тропки нет. Сразу спуск вниз, обрыв.

Мы стояли, переговаривались. В одном открытом окне замечаю лицо, потом его же в другом. Пожилая женщина, явно испуганная, услышав разговор, да еще не по-русски, пытается разглядеть нас. Слава богу, что всё происходит средь бела дня. Наконец, она выходит из дома.
 – Пожалуйста, откройте нам калитку, – говорю я.
 Первая реплика женщины грозная:
 – Идите назад!

 Несмотря на усталость захотелось заржать, ибо ситуация становилась более абсурдно-комичной, чем волнительной.
 – Зачем вы сюда пришли? – В вопросе уже больше любопытства, чем угрозы.

Как ни нелепо всё выглядело, пришлось сказать правду.

Калитку хозяйка нам открыла, провела через двор и выпустила на улицу.

Если бы она узнала, что откос штурмом взяла русско-американская чета, она бы еще более удивилась и, наверное, подумала бы, что мы оба точно чокнутые. Вполне возможно, что и без уточнения национальности она уже так думала.
                                                                                               
                                                                                                                                                                                         Июнь 2013
Tags: Как-рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments