Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КАК ПЕРЕКЛИЧКА ВПЕЧАТЛЕНИЙ

                                                                О  ГОЛЛАНДИИ – С ЛЮБОВЬЮ  

Обо всём и всех великом и великих уже давно написано, часто великими же. Примазываться к чужим творениям нехорошо, а вот сравнить собственные ощущения, мнения, вкусы и выводы с тем, что написано до тебя, – любопытно.
 
Из двух известных мне книг о Голландии одна, «Серебряные коньки» Мери Мейп Додж, – прекрасная, непревзойденная классика. Другая, не книга, а глава из книги «Гений места» – чудный образец эссеистики блестящего Петра Вайля.
 
Я взяла кое-что из них двоих (шрифт – курсив), наложила на свои наблюдения от поездки по Голландии, и вот что получилось.
 
Теперь я могу сказать, что побывала во всех трех великих городах с каналами – Петербурге, Венеции и Амстердаме. Общее между ними – каналы и обилие искусства. Всё остальное – разное, поэтому сравнивать нельзя.
                                                               
                                                                ***
 
Всю свою историю голландцы отвоевывают у моря часть суши – метр за метром. Амстердам – это острова в количестве 90, каналы – 165, мосты – 1500.

1
 
«Он стоял на девяноста пяти островках, соединенных почти двумя сотнями мостов. Бена же здесь интересовало все: высокие дома с раздвоенными трубами и островерхими фасадами; склады товаров, расположенные высоко под крышами купеческих домов, с длинными, вытянутыми, словно руки, стрелами подъемных кранов, которые поднимают и опускают товары перед самыми окнами квартир».
 
«Бюргерский   город   развивался   по-бюргерски,   а   не  по-монаршьи  и  не по-аристократически.  Редкие  дворцы  кажутся  здесь  доставленными   извне. Амстердам – это увенчанный фигурным  фронтоном  дом  на берегу канала  в три окна шириной и четыре этажа высотой».


2
 
                                                                  ***
Амстердам – необыкновенен. Можно найти почти безлюдные улицы и каналы, гулять там и при этом чувствовать невероятную, клокочущую энергию города. Как говорит современная молодежь, там – движуха, драйв, и они ощущаются всеми органами чувств.
 
«По     колористической    гамме,   по     многообразию противоположных    эмоций, по  ощущению неслыханной  и невиданной (буквально – ушами и глазами) свободы к Нью-Йорку ближе всех других городов – Амстердам».
 
В Амстердаме можно делать то, что запрещено в других местах: курить легкие наркотики, играть в азартные игры, покупать и продавать секс-услуги. При этом город необыкновенно спокоен и терпим к этим грехам. И это тоже чувствуется и ощущается.
 
«Несмотря  на легальную  продажу  легких  наркотиков,  Амстердам  не  погрузился  в  клубы марихуанного дыма, как  предсказывали противники либерализации».
 
В квартале «красных фонарей» дома, где в витринах выставлен живой товар – полуголые девицы, некоторые весьма зрелого возраста, – стоят почти впритык к церкви. Очень логичное соседство: согрешил, тут же и покаялся. А церковь-то не простая, а самая старая в городе.
 
«Амстердам  преобразился  колористически.  Например,  квартал   «красных фонарей».  Вернее сказать – «розовых  витрин»:  девушки  стоят  в  больших по-голландски окнах с ядовитой подсветкой. Все домовито: у каждой свой вход, и  переговоры  с  клиентом  ведутся через  полуоткрытую дверь,  а  когда  он заходит, задергивается  занавес.  Здесь прежде господствовали блондинки,  но сейчас – явный перевес афро-азиаток».
 
                                                                 ***
Голландия – плоская страна. Ни взгорочка, ни пригорочка, а только ровные прямоугольники земли. Со смешанными чувствами восторга, покоя, умиления и да, зависти тоже, смотрела я в окно поезда (а на поездах мы поездили там много) на без конца повторяющиеся пасторальные картины: пасущиеся кони, овцы, коровы. То они по отдельности, то в любой комбинации, то все вместе. Лошади часто одеты не в попоны, а, я бы назвала это, халатики. Такое ощущение, что под брюхом они застегиваются на большие пуговицы.

3
Фото взято с http://www.jalina-versand.de
 
Глядя на карту Голландии, испытываешь чувство детской радости оттого, что читаешь на ней давным-давно знакомые названия сыров «Гауда», «Эдам» и понимаешь, что это не просто закавыченные наименования, а целые городки, что дали свои имена сортам, ставшим знаменитыми.
 
Мы побывали в одном таком сырном городе, Алькмар, известном своими музеем сыра и еженедельным представлением под названием Сырный рынок. Оно происходит каждую пятницу с апреля до сентября на площади перед Палатой мер и весов.
 
Для непосвященных всё выглядит как соревнование по быстроте переноса головок сыра. Человек 20 мужчин, одетых в одинаковые (белые рубашки, белые брюки и соломенные шляпы) костюмы, по двое таскают сыр на специальных носилках, которые подвешиваются на лямках на плечи. Каждая головка весит 25 кг, и их укладывается по несколько штук. Мужчины ходят одинакового манера быстрым шагом, одинаково же при этом размахивая руками. Движение выглядит хаотично, и кто выигрывает, непонятно, т.к. несколько пар таскают «носилки» одновременно туда-обратно. Но местная публика, видимо, разбирается в тонкостях, т.к. шумно реагирует на происходящее.

4
 
Для меня главным были не правила, а осознание того, что Палата мер и весов существует в городе с 1365 года, а ярмарка устраивается с XVII века. Это ли не замечательно?

Магазины сыров – отдельная песня. В них можно сколько угодно пробовать разные сорта, да с голландской же, тоже разных сортов, горчицей. Можно любоваться и долго выбирать всякие аксессуары для нарезки сыра. А самое главное – радоваться тому, что ты видишь, пробуешь и покупаешь настоящий, подлинный голландский сыр. В Москве же никогда нельзя быть в этом полностью уверенным.

5
 
«Чему же научился в Голландии Петр, плотник саардамский, что вывез?.. Ну, сыр «Гауда», в ухудшенном варианте названный «Костромским».
                                                                     ***
У заднего входа одного из кафе в Амстердаме – пластиковый ящик с очищенной картошкой. Он так и стоит у меня перед глазами (не сфотографировала, балда!). Огромные, один к одному, чистые, здоровые (в том смысле, что не больные) клубни. Даже еще не пробуя их, а только глядя, понимаешь, что любое приготовленное из них блюдо будет вкусным. Такой картофель невозможно ничем испортить.
 
Картофелем фри я совсем не увлекаюсь, но в Амстердаме его ела. Факт: исключительно вкусно.
 
                                                                    ***
«Впервые   научил  людей    заготавливать    впрок   и    солить    сельди    голландец   Вильгельм  Беклес. Голландия правильно делает, почитая его благодетелем  народа, так как  своим богатством  и  положением она в большой мере обязана сельдяному промыслу. – А  знаешь, английское  слово  «херринг» – селедка – происходит  от  немецкого «хеер» –  войско. Так назвали рыбу потому, что она держится несметными полчищами».
 
Моей мечтой было поесть знаменитую голландскую селедку. Ее продают в киосках на улице как закуску. Очищенная от костей, без головы и хвоста, она укладывается в булочку, примерно такую же, как для хот-дога. При желании, а оно у меня было, добавляют лук, порезанный кубиками 1х1х1 см. Вкуснотища, что не передать!

6
Фото взято с http://www.flickr.com

«Здесь утешение гурмана – селедка, первый бочонок которой  каждый новый сезон торжественно  подносят королеве. Селедка продается в ларьках на улице словно  хот-дог, и  настоящий  любитель  ест  ее без хлеба  и  лука,  просто поднимая двойное очищенное филе за хвост и запрокидывая голову, как горнист.
 
“Откуда  такая  нежность?” – не о  том ли  спросил  поэт.  Будучи  коренным рижанином,  я кое-что понимаю  в этом продукте и могу сказать, что  из  всех морских богатств – и шире: достижений цивилизации – по изысканности вкуса только  норвежская  малосольная  лососина  и   каспийская  севрюга  горячего копчения могут  встать  рядом с голландской  молодой селедкой».
 
                                                                   ***
Восторг и наслаждение. Так можно кратко сказать о месте Кёкенхоф, что недалеко от Амстердама. Это не просто парк, спроектированный, кстати, в 1840 году, а королевский парк цветов Голландии, известный еще как Сад Европы. Он занимает территорию в 32 гектара, и в нем посажено 4,5 миллиона тюльпанов 100 сортов! Я никогда и нигде не видела такого богатства видов и сортов луковичных, особенно тюльпанов, конечно. Голландские тюльпаны, несомненно, стоят в ряду чудес, созданных руками человека. По сравнению с ними как контрастно и немного убого (ну, что делать) выглядят тюльпаны на московских клумбах.
 
Проиллюстрировать свои восторги собственными фотографиями мне не суждено, ибо с ними произошел казус, осознав который, я пришла в ужас, понятный любому фотографирующему человеку. Я сделала в Кёкенхофе сотни две кадров, может, и больше. В компьютере копировала и перекопировала (на всякий случай!) эти цветочные папки. Видимо, в предвкушении радости от их просмотра дома, переусердствовав, каким-то  образом (ну, как это могло случиться?) я случайно там же, в Амстердаме, стёрла их все. Все до одной папки, все до одного фото. От Кёкенхофа не осталось ни-че-го. Арту  я до сих пор не призналась в содеянном.
                                                                                                                                                                                                2012
Tags: Как-рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments