Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

ЗАЩИЩАЯ МАРТУ ГАНН

В одной из витрин музея города Егорьевска, что в 100 км от Москвы, увидела вот этот кувшин.


Кружка «Объедало». Гжель, XIX век

На сайте музея кружка значится как «Экспонат месяца», и о ней, в частности, говорится: «Кружки «Тоби» выпускались во множестве разновидностей. Но только одна из них изображала женщину. Её прототипом была одиозная английская фигура – придворная дама Марта Ганн, прославившаяся своим пристрастием к крепким напиткам. Отсюда одно из названий кружки – «Джин Леди».

Русские мастера, взявшие английские изделия за образцы, привнесли в них национальный колорит. Так появились кружки «Объедало» и «Обпивало» в виде гротескных фигур обжоры и выпивохи. Причём женский тип кружек, обличавший в Англии пьянство, в России получил вместо кувшина блюдо и ложку, высмеивая таким образом чрезмерную любовь к еде».

Я это дело читаю, батюшки, тут что ни утверждение, то или неправда, или неверная интерпретация/перевод. А последнее предложение написано откровенно неграмотно: тип получил блюдо и ложку, тип высмеивает, тип обличает пьянство. Страсть, одним словом.

Я немедленно почувствовала себя адвокатом, и мне захотелось реабилитировать Марту и защитить ее доброе имя.

Марта Ганн (Martha Gunn 1726-1815) – фигура историческая, знаменитая и даже упомянутая в старинном английском стишке. В прозаическом переводе он звучит так:
В Брайтон он приехал,
Сын Георга III,
Чтобы знаменитая Марта Ганн
Искупала его в море.
Морские купания как развлечение стали популярны в Англии после 1730-х годов. Д-р Ричард Рассел (Richard Russell 1687-1759) полагал, что купания в море могут практиковаться и как лечебное средство и стал их пропагандировать. Он написал книгу, где рекомендовал пить морскую воду, купаться в море и делать всё это в приморском курортном городе Брайтоне. Туда ехало всё больше и больше людей, среди них знатные семьи и члены королевской фамилии.

Георг III, упомянутый в стишке, – это английский король. А его сын, тоже упомянутый, – это будущий король Георг IV.

В XVIII веке купание в море вместе мужчин и женщин не приветствовалось и не поощрялось. Чтобы соблюсти надлежащую скромность, придумали купальни. Они представляли собой маленькую деревянную избушку на колесах.

Тот, кто хотел купаться в море, забирался в этот домик и мог там, не опасаясь подглядывания, переодеться в купальный костюм. Потом этот домик «ехал» на своих колесах в море, т.е. попросту говоря, его затаскивали туда специальные физически крепкие люди. Иногда использовались лошади, поскольку надо было «избушку» затащить в море, а потом вытянуть обратно на берег.


Взято с https://www.photohistory-sussex.co.uk/BTNCHAR_MarthaGunn.htm

Женщины особенно чувствовали себя таким образом защищенными от взглядов окружающих. А потом в море человек покидал этот «домик», хранитель его моральных устоев, и плавал на здоровье.

Владельцы «домиков» нанимали на работу рыбаков и их семьи, чтобы те помогали купающимся. Мощные, мускулистые рыбаки и лодочники – мужчинам-купальщикам, а их жены, сестры и дочери, если они были здоровые и крепкие, помогали «окунаться» женщинам и детям. Женщины-помощницы назывались при этом dippers (от английского слова dip, означающего «окунаться, нырять» и dipper – черпак, ковш).

Марта, тоже происходившая из семьи рыбаков, начала работать в качестве dipper в 20 лет, а закончила далеко за 80.

В стихотворении говорится, что Марта купала Георга IV, когда тот был младенцем. Есть рисунки и гравюры с таким изображением. Но это легенда, т.к. Георг IV, тогда еще принц Уэльский, впервые приехал в Брайтон в возрасте уже 21 года.

Из того факта, что Марта пользовалась особыми привилегиями, например, могла заходить на кухню дворца, специально построенного для принца, когда тот приезжал в Брайтон, делается неверный вывод, что Марта была придворной дамой и имела пристрастие к крепким напиткам. Утверждения музея можно было бы еще как-то понять, если бы в источниках говорилось о том, что Марта имела доступ к королевским винным погребам. Но ведь этого нет. И кстати, вряд ли бы пьющая женщина прожила 89 лет в те-то времена, когда даже и сейчас такой возраст считается очень почтенным.

Так что, опровергаем: Марта Ганн не была ни придворной дамой, ни выпивохой.

Более того, Марта как помощница в морских купаниях была так знаменита, что ее изображали на гравюрах, ходивших по всей Британии. Одна из газет того времени называла Марту «многоуважаемой жрицей купания». И она прославилась именно этим, а вовсе не пристрастием к алкоголю, что вкупе опровергает еще одно утверждение музея, а именно об одиозности фигуры Марты.

Теперь собственно о кувшинах «Тоби». Не вдаваясь в детали этимологии названия, скажу только, что кувшины были придуманы в 1760-х годах гончарами Стаффордшира. Они были сделаны в виде фигурки упитанного, веселого, харизматичного английского любителя выпить. Персонаж стал необыкновенно популярным, его стали массово копировать керамические заводы Англии в Стаффордшире, Йоркшире, в других странах.

В 2015 году в Историческом музее в Москве проходила выставка «Английский завтрак в России. Конец XVIII – XIX вв.» В пресс-релизе, где речь идет о персонаже кувшинов «Тоби», сказано буквально следующее: «Он стал традиционным образом благодушного англичанина, «знатного» едока с кружкой эля в руках», потому что английский завтрак у простых британцев обычно представлял собой кусок холодного мяса, хлеб и кружку эля. И пивные кувшины «Тоби» всё это прославляли-восхваляли, а вовсе не обличали пьянство, как написано на сайте музея.

На одном из английских сайтов в большой статье о Марте есть фото двух кувшинов. Подписи к ним такие.


О том, что Марта была знаменитая женщина Брайтона и помогала в купаниях принцу Уэльскому, говорят  три пера на шляпе-треуголке. Три белых страусовых пера – это геральдический знак принца Уэльского


Кувшин «Марта Ганн», керамика Стаффордшира. Женские персонажи редко служили моделями для кувшинов «Тоби», что еще раз подчеркивает статус Марты как знаменитости

На сайте музея написано, что только одна разновидность кружек изображала женщину – Марту. И поскольку, по их мнению, Марта любила выпить, еще одно название такой кружки было «Джин Леди».

Неправильно. Кружек, изображавших женщин, было два вида: Gin Woman и Martha Gunn. Но переводить английское Gin Woman на русский язык как «Джин леди» абсолютно неверно. Woman – это вовсе не леди, от слова совсем. Это во-первых. А во-вторых, кружки Gin Woman изображали не конкретную Марту Ганн, а абстрактную женщину, любившую крепкие напитки, а именно джин.

В XIX веке кувшины «Тоби» начали производить и в России: в Петербурге и губернии, в Черниговской и Тверской губерниях, в подмосковных Вербилках и Гжели.

Понятно, что в России было бы странным и непривычным назвать подобную кружку Gin Woman, а тем более дать ей имя никому не известной Марты Ганн. Поэтому кружку назвали «Объедало», привнеся, как написано на сайте музея, национальный колорит. На мой взгляд, название всё равно оказалось странным и нелогичным, поскольку на кувшине производства Гжели Марта изображена даже без ложки в руке, а просто с какой-то плошкой. И выпивохой Марта не была, и про ее обжорство тоже нигде ничего не сказано. Так что, оба названия «Объедало» и «Обпивало» к ней совсем не подходят.

В Брайтоне до сих пор стоит дом № 36 по Ист-стрит, где жила Марта, есть паб под названием Martha Gunn и есть автобус ее имени.


Взято с https://brightonbeerblog.com/martha-gunn-brighton/

Похоронена она рядом со своим мужем на кладбище у церкви св. Николая, тоже в Брайтоне.


В 2008 году прямой потомок Марты Кристофер Ганн передал в дар Музею и Художественной галерее Брайтона картину.


«Портрет Марты Ганн». Неизвестный художник, ок. 1790

Статья Эммы Дру (Emma Drew) об этой картине так и называется «Местная героиня Брайтона: портрет Марты Ганн». Вот что в ней, в частности говорится (перевод мой):

Марта считается местной героиней, пионером «купальной машины» из среды рабочего класса. В сравнении с портретной живописью более раннего времени картина 1790 года необычна. На ней нет ни высокопоставленной, именитой общественной фигуры, ни титулованной дамы. А классическая поза Марты скорректирована вполне конкретным современным нарядом. И в отличие, скажем, от рисунков Хоггарта, изображающих представителей рабочего класса в Gin Alley (лондонский район трущоб с говорящим названием – прим. моё), где они показаны морально деградировавшими из-за пьянства и тягот жизни, здесь мы видим здоровую, крепкую, румяную, хорошо одетую женщину. Ее высокий социальный статус очевиден, ее взгляд уверен, она на равных со зрителем.
Представить себе такую Марту покорной или застенчивой в духе традиционных портретов леди того времени невозможно. У нее есть чувство собственного достоинства и огонек в глазах, что очень уместно и два века спустя.

Мне кажется, эта статья – еще одно доказательство моей правоты, а не музея относительно понимания личности Марты.

Ну и наконец. Об уважении к Марте, к ее памяти говорит и тот факт, что она изображена в виде колокольчика, который теперь хранится в коллекции Тольяттинского краеведческого музея.

1

Источник:









 
Tags: Разное
Subscribe

  • ЗАМЕТКИ С ВЫСТАВКИ КАРТИН Ю. ПИМЕНОВА

    Я побывала на первой персональной выставке художника Юрия Пименова, что с большим успехом проходит сейчас в Новой Третьяковке. В его биографии…

  • ВЫСТАВКА «КРАТОВСКИЕ ДАЧИ»

    ЧАСТЬ II Начало тут. А теперь по показанной уже лестнице поднимемся на второй этаж. На стенах там висят еще фотографии, а под ними, на полу,…

  • ВЫСТАВКА «КРАТОВСКИЕ ДАЧИ»

    ЧАСТЬ I О возникновении дачи, явления, как утверждается, чисто российского, её трансформации за века можно прочитать и в специальной, и в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments