Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КАК Я ТОПИЛА ПЕЧКУ В СУЗДАЛЕ

Еще до новогодних праздников я получила письмо, прочитав которое, тут же пометила как заслуживающее особого внимания. В нем предлагалось провести выходные в Суздале, но не просто в гостинице, а в русской избе, и не просто в избе, а с настоящей русской печью.  Я тут же вообразила: зима, мороз, сугробы, дом, печка, и я ее топлю. Арту сказала: «Едем! Непременно едем!»

И вот назначен день. Несколько часов пути, и мы на месте.


Суздаль, по большому счету, – большая деревня. До середины 19 века через него проходили важные торговые пути. Но железную дорогу Москва – Нижний Новгород проложили через Владимир, и Суздаль остался в стороне. Ни одного крупного предприятия в городе не было построено. И, слава богу, хочется сказать. Некоторая удаленность и даже изолированность  как раз и поспособствовали сохранению очаровательного облика древнего города. Поэтому и речка Каменка чиста, и воздух тоже. Время здесь течет неспешно, спокойно.

Никакого транспорта я не видела, хотя несколько остановок н пару светофоров заметила. Очень развито такси. Позабавило, что после заказа надо сразу выходить на улицу, ибо машина приезжает через считанные минуты, и, если никого нет, она может уехать.

Невероятно, но здесь на площади всего в семь квадратных километров сосредоточено свыше сотни первоклассных памятников русской архитектуры. Поэтому мы с Артом только и делали, что крутили головами и фотографировали.

1

2    

3

Вышли из кремля, оглянулись, ахнули. За заиндевевшими деревьями в солнечных лучах блестели купола Рождественского собора.

4

Идем дальше по улице. На раскладном стульчике сидит дедок и ухитряется в варежках играть на гармошке. Народа вокруг немного, но у дедка всё равно добродушное выражение лица, и играет он больше для себя.

5


А через дорогу, на противоположной стороне, на воротах дома висит портрет Ленина и картины с видами Суздаля. А у другого дома продаются вещи антикварные. В другой избушке устроено кафе. Там столы и лавки, блины и икра, чай и баранки. Рядом, на улице – чучело на потеху туристам и живописный, стилизованный для них же колодец. Глаза разбегаются.


6

7    

8

Погода выдалась как на заказ. Хороший, ядреный морозец, ярчайшее солнце и полное безветрие. Деревья стоят в инее, снег хрустит, дымок над домами вьется. Красотища!

9

Вернулись вечером в дом. На колокольчике изображена чудесная избушка. Наш дом был побольше, но сродни.



Елена Ковина, засл. художник России                                            

Чувствую, что отопление отоплением, а мороз берет свое, и надо топить печку. Не спать же в позе эмбриона. Положила в печку принесенные заранее дрова, и (вот что значит дачная выучка!) с одной спички они тут же характерно затрещали. Стали гореть хорошо и быстро, но тепла особого нет. Пошла в чулан, набрала еще полешек и опять покидала их в печку.

Ровно такое же удовольствие я получала и на следующий день. И обе ночи  спала раскрывшись, а между мною и печкой стояла волна жаркого воздуха, которая к утру рассеялась. Ощущения и впечатления от печки остались у меня ни с чем не сравнимые, невыразимо ностальгически приятные.

Много времени мы провели в огромном Спасо-Евфимиевом монастыре. Самое запоминающееся – выставка, устроенная в тюрьме.  Тюрьма была организована в этом монастыре по распоряжению Екатерины
II. Внутри она похожа на тюрьму в Петропавловской крепости в Питере: такие же длинные коридоры и вдоль одной стены – камеры. Из экспозиции мы узнали, что в 30-е годы здесь содержались политзаключенные, а во время войны – военнопленные, в основном итальянцы. Самый известный узник, только не итальянец, – фельдмаршал Паулюс.

На специальной подставке лежит толстая книга – список умерших итальянцев с указанием их полных имен, года рождения и воинского звания. Арт, любящий точность, тут же подсчитал, сколько фамилий умещается на одной странице и перемножил их на количество страниц. Получил цифру в 1200 человек. И похоронены они все тоже тут.

На улице мы наткнулись на добрейшего вида бабушку. Как и дедок с гармошкой, она тоже сидела на стульчике и продавала  крошечные валеночки и комочки шерсти как оберег. Шерсть мне была не нужна, а валеночки я купила тут же.


10

Перед бабушкой на подставочке лежала газета, аккуратно обернутая в пленку на нужной странице. В газете – статья и фотография каких-то не русского вида господ, самой бабушки и ее валеночек. Оказалось, что официальные делегации итальянцев время от времени приезжают в Суздаль. И как-то раз купили у нее валеночки, ее саму сфотографировали и в газете напечатали. Примерно такая история.

Катание на санях, не на тройке лошадей, а на одной только лошадке – тоже из диковинного и навсегда отложившегося в памяти. Есть фотография: я сижу, укутанная одеялом, – морозец крепкий выдался, пробирал.


11

Главная мысль поездки проста. Суздаль – живописнейшее место, город-сказка, в него надо ехать, радоваться необыкновенной красоте, познавать родную историю. В нем мы с радостью бродили по красивейшим местам, дышали чистейшим воздухом, узнали много нового, жили в деревенском русском доме и топили печь.


12

Стоя у окна и глядя на замерзшую, занесенную снегом речку и потому опознаваемую только по пешеходным мостикам, я сказала Арту, что сюда обязательно надо вернуться в теплое время года. Когда всё вокруг будет зелено, а голубая извилистая лента речки будет уже видна, мы не узнаем этот город. Так оно и случилось.
                                                                                                                                                            Февраль 2004  
Tags: Как-рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments