Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

ПРО ОРАНЖЕРЕИ И МАТЕРИНСКУЮ ЛЮБОВЬ

В книге Е.В. Лаврентьевой «Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры» есть глава, рассказывающая об изобилии фруктов, овощей и ягод на обеденном столе в любое время года. Там читаю: «Многие городские усадьбы московской знати славились теплицами и оранжереями».
Кэтрин Вильмот, ирландская путешественница и автор дневников, побывавшая в России в самом начале XIX века, писала: «теплицы здесь – насущная необходимость. Их в Москве великое множество, и они достигают очень больших размеров: мне приходилось прогуливаться меж рядов ананасных деревьев – в каждом ряду было по сто пальм в кадках, а на грядках оранжереи росли другие растения».


«Обед продолжался почти четыре часа, – пишет Марта Вильмот, сестра Кэтрин. – Были спаржа, виноград и все, что можно вообразить, и это зимой, в 26-градусный мороз. Представьте себе, как совершенно должно быть искусство садовника, сумевшего добиться, чтобы природа забыла о временах года и приносила плоды этим любителям роскоши. Виноград буквально с голубиное яйцо».

Я почему, собственно, заинтересовалась? Потому что люблю сады и оранжереи. И первый вопрос, который у меня возник при чтении, был такой: а как в те времена поддерживалось в теплицах тепло и освещение без электричества? В Москве, да и в другом российском городе, где, в общем, 8-9 месяцев в году темно и холодно.

Описаний теплиц в главе несколько, но ответа я в них не нашла. А из рассказа об усадьбе Разумовского близ Москвы вообще непонятно, где именно оранжерея находилась. «Мы вступили в оранжерею, под комнатами первого этажа находящуюся и в длину более 200 шагов простирающуюся. Мы очутились посреди искусственного сада из померанцевых и лимонных деревьев, состоящих в трех густых рядах и составляющих длинные аллеи… Все дерева украшались плодами, хотя в нынешнем году снято оных более трех тысяч…»

Как это под комнатами первого этажа? В подвале, что ли? Не могу представить.

Вот еще любопытно. «Небывалых размеров ананасы, дыни, персики, арбузы, выращенные в собственных оранжереях и теплицах, хозяева посылали в подарок своим родным и знакомым». Хотя современные дачники  ведь тоже до сих пор делают то же самое.

Последний отрывок прекрасен.

«Нередко в переписке начала XIX века встречаются просьбы выслать или привезти те или иные семена, деревья. А. А. Бороздина пишет сыну из Петербурга в Неаполь в 1801 году: “Писала я к тебе, голубчик, чтоб ты купил эстампов, вазов и транспарантов: если можно, купи и пришли на корабле тоже, как там ничего не значут, – деревья лимонныя, апельсинныя, померанцовыя, персиковыя и лавровыя... Тоже, батюшка, луковиц и разных семен и других каких редких плант и арбрисю: ты знаешь, мой друг, што его мое удовольствие; у меня к дому пристроена маленькая ранжерейка, – то надобно ее наполнить, а здесь всю его дорого; пожалуйста, батюшка, утешь меня этим, а больше всего тебя прошу – пришли ко мне портрет свой в табакерку”».

Сразу при чтении нарисовались два знака вопроса. Если с эстампами и вазами всё ясно, то что за транспаранты А.А. Бороздина просит купить? Думаю, речь идет о «листе с черными жирными линиями, который подкладывается под нелинованную бумагу при письме». Кстати, я их еще застала. Но не припоминаю, чтобы они назывались транспарантами.

Редкие планты, надо полагать, plants, – растения. А вот что такое арбрисю? Пришлось, без толку поискав, просить помощи франкоговорящего коллеги. Как я и думала, это искаженное французское слово, уменьшительная форма от французского arbre – дерево, т.е. деревце или куст.

Конец письма трогает до слез. Мать обстоятельно и в то же время непосредственно, доверчиво, как это делают только дети и старики, объясняет свои желания. Уж как уважительно просит она своего сына: и батюшка, и мой друг, и пожалуйста. А вся ее любовь к нему в коротенькой последней строчке. Зрение у нее наверняка уже далеко не безупречное. А портрет в табакерку сколько на сколько сантиметров? Что там разглядишь? Но матери и не важно. Главное – чтобы был, чтобы всегда с ней, чтобы пальцами ощупать можно было, чтобы в крайнем случае лорнетом приблизить дорогие черты.


Источник:
Е.В. Лаврентьева «Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры».  Издательство «Молодая гвардия», Москва, 2007
Tags: Разное
Subscribe

  • НЕКОТОРЫЕ ПАМЯТНЫЕ КОЛОКОЛЬЧИКИ К ВЫСТАВКАМ

    Пишу «некоторые», т.к. остальные показывались уже мною в других материалах. Все они делались и/или были подарены к колокольным…

  • КОЛЛЕКЦИЯ В КОЛЛЕКЦИИ

    КОЛОКОЛЬЧИКИ НИ О ЧЕМ Остались колокольчики, которые не вошли ни в один из моих рассказов. Шанс им «засветиться» – оказаться в…

  • КОЛЛЕКЦИЯ В КОЛЛЕКЦИИ

    ГОРОДА, ГДЕ МЫ БЫЛИ ОЧЕНЬ ДАВНО Несколько колокольчиков из городов, где мы были очень давно. Я уверена, что в тех местах наверняка произошли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments