Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

О ПРЕКРАСНОЙ ГРУСТНОЙ ВЫСТАВКЕ В НОВОМ ИЕРУСАЛИМЕ

Музей в Новом Иерусалиме не только самый большой (по всем параметрам) в Подмосковье, но и самый современный, самый успешный и потому самый посещаемый. По качеству и значимости своих выставок он вполне сравним с лучшими музеями Москвы и России.
Последнее его посещение еще раз меня в том убедило. Одна из выставок называется «Возвращение в усадьбу». На ней показывается более 400 предметов из собственного собрания музея и частных коллекций. Это    живопись, графика, декоративно-прикладное искусство, архивные материалы. Все они в 1920-30 гг. свозились в Новый Иерусалим после разорения и национализации подмосковных усадеб. Кстати, слово «национализация» применительно к событиям тех времен можно понимать и как само разорение, и одновременно как спасение от разорения.

«Всё было обжито интимностью и уютом в этих комнатах, где каждое поколение оставляло память о себе в вещах и портретах». Так писал об усадьбах в своей книге «Венок усадьбам» Алексей Николаевич Греч. Почему венок? Потому что, продолжает он, «В 1917 году началась агония. В том году обозначилась обреченность русской усадьбы и всего с нею связанного. Опустели дома, белые колонны рухнули. Дорожки парков заросли травой… В 10 лет вырос грандиозный некрополь. В нем – культура двух столетий».

Можно и дальше цитировать книгу, написанную Гречем в лагере на Соловках в 1932 году. Отрывков из нее в качестве эпиграфов к темам залов, много. В книге Греч по памяти детально описал имения, исследованные им и коллегами по Обществу изучения русской усадьбы. Автора постигла та же участь, что и «дворянские гнезда». В 1938 году он был уничтожен.

Очень грамотно и одновременно очень понятно аранжировано пространство выставки. Из зала в зал, как через анфиладу, передвигаешься по ней и считываешь мысли устроителей.

Я посчитала бессмысленным делать фотографии отдельных предметов. Они не передадут ни трепетного, ностальгического духа уничтоженного явления жизни, ни полноты и цельности самой выставки.

Исключение сделала, увидев прекрасные ларцы и шкатулки из моржовой кости, потому что сразу вспомнила недавний пост об опубликованной в американском журнале моей статье о колокольчике из кости моржа. А тут – такая красота от архангельских умельцев начала XVIII века.




Вид шкатулки изнутри

Колокольчиков на выставке нет. Но есть собрание старинных часов изумительной красоты. Среди них есть одни, особенные.


Часы настольные. Мастер Филип Р. Англия, Лондон. Посл. четверть XVIII века. Дерево красное, бронза, латунь, сталь, мастика, литье, чеканка, золочение, роспись, гравировка

На самом верху стоит нечто, что я издалека сначала приняла за колокольчик. Очень похоже, тем более что он не плоский, а объемный. Но оказалось, это просто навершие такое.

Отрывок из книги Греча, в котором упоминаются и колокольчики, и колокола, и звон, иллюстрирует этот раздел выставки. «Чудится еще – вечерами играли в доме куранты. Рассыпались колокольчиками четверти, башенными колоколами – часы… Английским часам отвечали другие… своим серебряным звоном, а за ними другие, бронзовые. Потом колокол церкви, и снова часы в доме, часто отбивающие удары, точно заждавшийся голос. И снова молчаливая тишина бесшумного течения времени. Часы отмеряли месяцы, годы и десятилетия и внезапно, как сердце, перестали биться».
Tags: Колокольчик(и) из музея
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments