Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КАК АНТОН ЗАСТРЯЛ В РОССИИ, ИЛИ НЕВЕРОЯТНЫЕ ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ АМЕРИКАНЦА НА ИСТОРИЧЕСКОЙ РОДИНЕ

У 31-летнего Антона русское имя, российское гражданство и вид на жительство в США, т.н. green card.  Он живет в Америке с раннего детства, когда вся его семья переехала туда из Петербурга.
 
Мама Антона, Марина, – моя сокурсница по инязу. С ней мы лет 10 назад «нашлись» в «Одноклассниках», некоторое время переписывались, а потом перестали. Поэтому получение письма от нее стало для меня неожиданностью.
 
В моем рассказе о приключениях Антона нет ни одного выдуманного слова. Всё нижеследующее взято из писем Марины ко мне.
 
Первое письмо датировано 4-м мая.
 
«Лариса, привет.     
Мой «ребёнок» Антон сейчас путешествует по России. Сначала он был в Москве, затем съездил в Киров навестить моих родителей, после чего улетел в Петербург, чтобы оттуда уже вернуться обратно в Америку. И вот, когда он ужинал в каком-то ресторане в Питере, у него украли рюкзак, в котором были российский заграничный паспорт и американская green card. Слава богу, бумажник и телефон остались при нём.
 
Не знаю, как ему удалось на своём не самом лучшем русском языке подать заявление в полицию и получить справку, по которой он сможет сесть на поезд и приехать в Москву, т.к. американское консульство в Питере, оказывается, было закрыто год тому назад.
 
Ситуация осложняется тем, что сейчас в России продолжительные праздники, и многие организации просто закрыты».
 
Вдобавок к полицейской справке у Антона была копия украденного российского загранпаспорта. Но надежда Марины, что обе эти бумажки позволят ему доехать до Москвы поездом, не оправдалась. Билет ему не продали, и поехал он автобусом.
 
В американском посольстве есть служба помощи в экстренной ситуации. Именно туда Антон попал на прием. Ни я, ни Марина из переписки с Антоном не могли понять, почему он употребляет слово «паспорт» во множественном числе. Украден-то был всего один. Но в следующее посещение посольства выявилась вся сложность ситуации, и прояснилась «тайна» множественного числа. 
 
«Антон – не гражданин США, поэтому, чтобы выехать из России, ему нужно снова оформлять российский заграничный паспорт (который он уже как минимум 2 раза получал в Америке). А для этого необходимо сначала оформить российский внутренний паспорт, которого у Антона никогда не было, т.к. он уехал из России, когда ему было 3 года.
 
Пока все учреждения были закрыты по случаю праздников, мы нашли возможность переправить в Москву с оказией его подлинное свидетельство о рождении. В отделении ФМС сначала даже документы не хотели принимать, т.к. не могли понять, почему у Антона нет внутреннего паспорта»
. (ФМС, кто не знает, это Федеральная миграционная служба. Чудовищное заведение, скажу я вам, все круги ада которого мы с Артом прошли.) «Потом документы взяли, но потребовали ещё одну справку из паспортного стола того места, где Антоша провёл первые 3 года своей жизни». (Речь идет о маленьком поселке в Ленинградской области.) «Справка должна быть о том, что Антон там был прописан. Раньше она называлась выписка из домовой книги, а теперь это выписка с лицевого счёта. 
 
Сейчас я занимаюсь доставанием этой злополучной справки. Кое-как через своего бывшего ученика я разыскала номер телефона своей бывшей коллеги и подруги. Она когда-то была  учительницей моего старшего сына, а теперь директор школы».
 
О, как всё до боли знакомо. Никуда ничего не ушло и не пропало. Совок в своем натуральном обличье. Видимо, директор школы и помогла выйти напрямую на паспортистку. Редко кому удается с первого раза успешно посетить паспортный стол, редко. Та еще пыточная контора. Естественно, и Марининой подруге одной попытки оказалось недостаточно. Марина, оптимистка по натуре, всё равно была уверена, что «в обозримом будущем мы всё-таки получим эту важную бумажку, и она, как у Булгакова в «Собачьем сердце» будет “Окончательная  бумажка. Фактическая. Настоящая! Броня”».
 
Пока Марина в попытках уразуметь маразм происходящего старалась слишком не переживать, а сфокусироваться на позитивном, Антон жил в Москве «в каком-то hostel, куда его, слава богу, приняли по калифорнийским водительским правам».
 
Как правильно рассуждала Марина, в хостеле он вполне мог подучить «свой заржавевший русский язык, да и Москва – не самое плохое место, где можно застрять в подобной ситуации».
 
Сколько времени, как вы думаете, Антон куковал в Москве, летая на выходные к бабушке и дедушке в Киров? Два месяца! Летать он начал, получив, наконец, российский внутренний паспорт. Через некоторое время стал обладателем и заграничного. А потом… Потом началось долгое и нудное ожидание решения американского посольства о получении новой green card! Там, понятно, своя бюрократия, да еще такая, что ему пришлось обратиться «за помощью к представителю Конгресса в Сан-Франциско Nancy Pelosi». Как тут же просветил меня Арт, и должность Nancy – спикер Палаты Представителей Конгресса США – и то, что Nancy – представительница (ах, каламбур получился) слабого пола делают ее самой влиятельной женщиной-политиком в стране на сегодняшний момент.
 
Чтобы объяснить ей суть дела, одного обращения было недостаточно. Надо было приложить документы, для чего Марине пришлось «потратить немало сил, переводя на английский совершенно бредовые бумаги, например, справку о том, что Антон действительно обращался в полицию и заполненный от руки “талон-уведомление”».
 
Вмешательство или помощь, как угодно, Nancy Pelosi тут же возымели свое действие. Причем, положительный ответ по своему делу Антон получил не из посольства, а от Nancy. Именно ей, да-да, в первую очередь посольство отправило свое решение! И как оперативно: в тот же самый день, когда Антон сделал свой запрос.
 
«Я на седьмом небе от счастья, и мне до сих пор не верится, что после двух месяцев этого бюрократического кошмара  я скоро увижу своего сына», – так заканчивала Марина своё последнее письмо.
 
Для меня-то ничего особо нового во всей истории нет. Бюрократия вечно жива, она есть везде, разве что степень и градус ее маразма и идиотизма варьируются от страны к стране. Но для иностранцев, как Антон, наверняка самым удивительным было узнать, что потеря паспорта в России – это самое худшее, что  может случиться с человеком (оставляю в скобках болезнь, тюрьму и саму смерть.) Никакие другие документы не заменяют у нас паспорт, без которого ты здесь никто, в прямом смысле слова.
 
Вот такая история.

Tags: Как-рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments