Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

КОЛОКОЛЬЧИК «ЯБЛОКО», А ТАКЖЕ ЯБЛОКИ В КНИГЕ И. ШМЕЛЕВА

Иногда у меня бывает так: я читаю книгу (или перечитываю) и понимаю, что, о! вот же мой колокольчик. Это именно он (она), если колокольчик-фигурка. Или именно то, что на нем изображено, как раз в книге-то и описано. Я делаю закладки в тексте, добавляю фото колокольчика и остаюсь довольна.

Второй вариант наоборот: я смотрю на колокольчик (старый в коллекции или вновь купленный, или который заприметила для покупки) и, опять о! понимаю, что он – иллюстрация того-то и того-то. Остается только найти в книжке нужные страницы.

Третий вариант: я читаю книгу, и что-то (кто-то) меня в ней, страсть как, привлекает. Думаю, как хорошо бы заиметь колокольчик. Ведь уж больно хорошо он бы подошел сюда.

С колокольчиком «Яблоко» всё получилось по последнему образцу. Читала я «Лето Господне» Ивана Шмелева. Дошла до главы, описывающей сбор яблок, а потом до главы о покупке яблок, а потом – до освящения их в церкви. Написано настолько ярко, с запахами и вкусами, что все картины прямо так и встали у меня перед глазами, яблочным духом так и повеяло.

Яблоко, сказала я себе, непременно надо яблоко. Чудесные шмелевские описания и яблоко-колокольчик надо соединить. Спасибо Светлане Коминой, мастеру из Нижнего Новгорода. Она прекрасным образом осуществила мое желание. (Два других колокольчика-овоща и соединение их тоже с романом И. Шмелева можно посмотреть тут. Это «Огурец». И тут. Это «Капуста».)

И вот ее замечательное произведение.


11х6 см, керамика, глазури, пигменты. Ручная лепка, роспись

А вот одно из описаний яблок у И. Шмелева.

«После обеда трясем  грушовку. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как  трясти.  Блестят и яблони – глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок… Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

– Погоди,  стой.., – говорит  он, прикидывая  глазом. – Я  ее легким трясом,  на  первый сорт. Яблочко  квелое у ней...  ну, маненько  подшибем – ничего, лучше сочком пойдет... а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в  лопухи, в крапиву.  Вязкий,  вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно  едкий – от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то  пролитые духи, – от яблок.  Ползают все… Все берут в горсть и нюхают: ааа... гру-шовка!..

Зажмуришься и  вдыхаешь, – такая радость! Такая  свежесть,  вливающаяся тонко-тонко, такая  душистая сладость-крепость  – со  всеми запахами согревшегося  сада…  замятой  травы,  растревоженных  теплых  кустов  черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное  голубое небо, сияющее в  ветвях, на яблочках...

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, – и  сыплются дождем  яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники  на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич... Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

Мы  сидим  в  замятой траве; пахнет  последним  летом,  сухою  горечью, яблочным  свежим  духом;  блестят  паутинки  на  крапиве,  льются-дрожат  на яблоньках…»


Отрывки из романа И. Шмелева «Лето Господне» взяты с https://azbyka.ru/
Tags: Колокольчики/колокола и литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments