Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

МОЙ ОПЫТ И ИТОГИ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

Читаю я сборник Татьяны Толстой, а в нем эссе «Издали похожие на мух». Абзац из него: «Всякий коллекционер, собирающий марки ли, серебряные ли подстаканники, уже самим процессом собирания и классификации прикасается к таинственному замыслу Творца, к его архитектонике, к его номенклатурам, к его таблицам Брадиса. Хоралы и акафисты звучат в душе собирателя спичечных коробков и наклеечек, винных пробок и картонных квадратиков под пивные кружки. А сахарки, выдаваемые к кофе эспрессо? Сахарки?! Да у меня у самой целый ларь этих сахарков; и в этом козявочном мире тоже есть свои раритеты и шедевры, широкой публике, конечно, не интересные».

Здесь не упомянуты колокольчики. Но это совершенно не важно, ибо речь – о всяких коллекционерах и о коллекционировании чего бы то ни было.
Процесс собирания не потому только процесс, что растягивается на годы, десятилетия, иногда занимая почти всю сознательную жизнь, а и потому, что состоит из фаз, периодов, которые можно подробно описать.

Мое 20-летнее коллекционирование декоративных колокольчиков позволяет выделить три этапа.

Первый начался в 1990-е годы.

Что было характерным для всех колокольчиков, приобретавшихся в течение следующих 10 лет точно? Они были а) недорогими, b) из разных материалов. Те годы были временем, которое я сейчас даже не назвала бы этапом коллекционирования. То был неосмысленный, хаотичный, радостно-возбужденный, хватательный процесс. Увидела колокольчик, а иногда и просто нечто в форме колокольчика, глаза заблестели, руки задрожали, в голове сразу мысль: «Надо покупать».

Тогда медленно, но верно развивался внутренний туризм. Как интересно было ездить! С сувенирной продукцией в России всегда было не ахти, особенно в малых городах. А уж колокольчиков поначалу в них не было вообще. Поэтому они и покупались без разбора и воспринимались как желанная добыча. А то как же! Кусок глины с названием города.

А уж если колокольчик покупался за пределами России, то вопросов о его надобности-ненадобности не возникало вообще. Во-первых, там и выбор был был несравнимо больше, а во-вторых, сам факт посещения того или иного города (страны) требовал «подтверждения» в виде приобретенного колокольчика. А как коллекционер ты еще более самоутверждался в своих собственных глазах.

Естественно, колокольчики покупались в сувенирных магазинах по двум преобладающим темам: геральдика и достопримечательности. В те годы заниматься поисками антикварных лавочек, а тем более, авторских колокольчиков мне даже не приходило в голову. За ту неделю-10 дней, что проводились в какой-либо стране, хотелось, прежде всего, побольше поездить, увидеть, узнать. Поэтому нескольким декольным колокольчикам была рада и всё.

Родные-друзья-знакомые не раздумывали в поисках подарка и приносили и привозили, естественно, колокольчики. Никакого учета им мною не велось, мысли о каталоге даже не возникали. Созерцание, точнее, бросаемые на экземпляры взгляды, просто радовали глаз. Никого, кто бы коллекционировал колокольчики, не знала и поисками таких людей не озадачивалась. Компьютер в доме был один на троих, интернет по важности занимал со-о-о-всем не первое место. Никаких колокольных сайтов в нем не было.

Как только интернет стал смещаться на лидирующие позиции, изменилось всё. В 2005 году я набрела в сети и на «Колокольную галерею», и на сайт С. Нарожной и узнала об Американской колокольной ассоциации (АВА), тут же стала ее членом и начала писать статьи для ее журнала. Начался второй этап колокольной жизни, этап узнавания всех и всего, связанного с колокольчиками.

В это время стали появляться мастера, их изготавливающие. В сувенирных магазинах расширился выбор. Я завела каталог по-старинному, в бумажном виде, печатала и вставляла в него фото каждого нового колокольчика.

Процесс классификации иногда идет параллельно, иногда начинается позже. Т. Толстая с присущей ей иронией говорит об «архитектонике» «номенклатурах» и «таблицах Брадиса», но я так это всё понимаю, что без классификации коллекции нет. И в пусть субъективной, но всё-таки классификации есть какой-то «высший» смысл.

И да, среди сахарков (календариков, спичечных коробков, пуговиц, пивных этикеток и далее по списку), всех тех сотен видов странных подчас предметов, что коллекционируют люди, есть свои редкости и шедевры. Колокольчики не исключение.

Они уже занимали полки-полки-полки, исчислялись сотнями и покупались иногда десятками за раз. Радовали безмерно, а созерцание их рождало кучу сюжетов для всяких-разных историй и без конца толкало в интернет и в поисках и ответов на вопросы, и для рассматривания чьих-то коллекций, и для раздумывания.

С точки зрения познания, самопросвещения, систематизации колокольных знаний и собственного колокольного графоманства второй этап был очень важным. Но какое-то окончательное осмысление деятельности коллекционирования, озарение самым главным и важным так и не случились.

Всё произошло на третьем этапе, который начался в 2010 году. В это время я приняла участие в выставках колокольчиков («Звонкая Россия», Бронницы, 2011, «Колокольная симфония», Москва, 2011, «Колокольный Зоосад», Москва, 2011) в том числе международных («Путешествие колокольчика» Москва, 2010; «Наследие веков» Луцк, Украина, 2012), стала членом колокольных интернет-сообществ, написала статьи для Википедии («Кампанофилия» и «Декоративный колокольчик»). Выступила с презентациями на съездах Американской колокольной ассоциации: в 2011 году с темой «A Glimpse of Russia Through Bells» («Беглым взглядом на Россию через колокольчики»), в 2014 – «Russian Traditions Through Bells» («Русские традиции через колокольчики»), в 2018 – «Bells in Painting, Painting on Bells» («Колокольчики в живописи, живопись на колокольчиках»).

Параллельно коллекционированию я писала о колокольчиках и пишу и в интернете, и для американского журнала. В 2018 году из шести выпусков журнала мои статьи были опубликованы в пяти.



А это все мои колокольные книги.


Итоги 3-го периода. Я увидела, что мне близко, что нет, за какой колокольчик я готова отдать n-ную сумму, а какой не возьму даже за так, чего душа просит и от каких колокольчиков сердце радуется.



Как результат, коллекция основательно «перетрясена» и не раз. Причем, я избавлялась от многих-многих колокольчиков примерно с тем же энтузиазмом, с каким приобретала их раньше.

Я поняла, что всё подряд не может и не должно собираться, иначе название стиля такой коллекции – китч.

Т.е. в течение 3-го этапа произошло осознание 1) собственных приоритетов в коллекционировании, 2) понятия художественной и эстетической целостности коллекции вообще и моей в частности, 3) важности стремления к единству стиля.

Всегда приятно находить подтверждение своим мыслям, до которых дошел, как говорится, дотумкал сам. И вот встречаешь прямо свои собственные слова, но сказанные авторитетом, экспертом, а не абы кем, и самооценка идет вверх.  И не важно, что умные люди давным-давно поняли то, что тебе совсем недавно открылось. Важно, что ты понимаешь, что ты не одинок, что думал в правильном направлении, что наступила ясность.

Есть такой крупнейший коллекционер Валерий Дудаков, создавший практически частный музей русского искусства первой четверти XX века. 


Взято с http://i.timeout.ru/

Еще одна сфера его деятельности – знаточество. Это раздел искусствознания, цель которого – определение ценности произведений искусства и выявление новых художественных произведений.

Понятно, что знаточеские навыки применимы к любому виду искусства, и их необходимо развивать, если хочешь, чтобы твоя коллекция была не из серии «солянка сборная».

Советы Валерия Дудакова начинающим коллекционерам:
1. Приобретай только то, что тебе нравится, и прислушивайся к интуиции.
2. Никогда не покупай работу только потому, что она дорого стоит.
3. Собирай глазами, а не ушами. Худшая оценка коллекционера – «свиной глаз».
4. Воспитывай свое зрение на безусловных эталонах. Избегай фальшивок, но не осуждай их в чужом собрании.
5. Художественная ценность и стоимость предметов часто не совпадают. Не уступай раритеты из-за прельстительной цены: они бесценны.
6. Не поддавайся сиюминутной конъюнктуре. Умей оценивать перспективы. Плати дороже других, это себя оправдает.
7. Не жадничай, давай работы на выставки, для публикации. Это принесет дополнительные выгоды и составит хорошую славу коллекционера.
8. Содержи свое собрание в полном порядке: это окупится втройне.
9. Постарайся приобрести даже пустяковые работы любимого автора.
10. Мерилом качества коллекции служат лучшая и худшая вещь. Избавляйся от худших, повышай планку лучших. Главная ценность коллекции – ее цельность.

Закончить хочу опять же Татьяной Толстой, с которой и начала свой рассказ. «Широкой публике ничто из перечисленного неинтересно. Широкая публика не принадлежит к «ордену» коллекционеров – узкой группе людей, объединенных страстью к собирательству одинаковых предметов».

Но я-то как раз и  состою в этой узкой группе особых людей – коллекционеров.

Отрывок из эссе «Издали похожие на мух» взят из сборника Т. Толстой «Легкие миры», ООО «Издательство АСТ», М., 2014
Tags: Коллекции и коллекционеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment