Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

МОЙ ОСОБЫЙ ГОРОД

У каждого человека есть места, особенно дорогие его сердцу. У меня такими «пенатами» является город Тольятти. Потому что там живут мои родные, потому что там была любимая работа, потому что там родились мои дети, потому что там мы с Артом нашли друг друга. Всё это – любовь, семья, дети, работа – и составляет жизнь. Писать о родных – людях ли, местах ли – непросто. Объективность подводит еще как, а с эмоциями – перебор.
 
Как витиевато пишется в некоторых книжках о Тольятти, это город, трижды рожденный. Год его появления 1737. Считается, что основал Ставрополь-на-Волге (а именно так он назывался) В.Н. Татищев.

 


До революции это был ничем особо не выдающийся уездный город. Единственной знаменитостью, бывавшей в нем, можно считать художника Е.И. Репина.
 
Тихим Ставрополь-на-Волге оставался до 1951 года, когда началось строительство крупнейшей на то время Волжской ГЭС им. Ленина. Город разделил судьбу других волжских городов, Малоги в Ярославской области и Калязина в Тверской. Он тоже оказался затоплен. Некоторые дома, правда, были перенесены на высокий левый берег, туда, где стали строить новый город. Домик Е.И. Репина был в их числе.
 
Сооружение ГЭС считается вторым рождением города. А третье случилось в 1966 году, когда посреди бескрайних, насквозь продуваемых ветрами степей, стали строить автозавод, ВАЗ, и когда город поменял имя и стал называться Тольятти.
 
Товарный знак завода, знаменитая «Ладья в овале», узнаваем.

 


«Первые партии знаменитых логотипов с ладьей были изготовлены в Италии. Вот как это было. На ВАЗ с «Фиата» поступила решетка радиатора для «Жигулей» с «дыркой». Не мог же «Фиат» поставить туда свою эмблему, а наших предложений не было. Время близилось к запуску, а решения так и не было найдено. Задача на самом деле оказалась непростой. Было много споров. Идею привез из столицы А.С. Декаленков, работавший тогда в Московской дирекции. Это был набросок, который затем превратился в известную всем старорусскую ладью, с читаемой одновременно буквой «В» –  Волга. Волжский. ВАЗ.
 
Подготовленную документацию отправили на «Фиат» (изготовить товарный знак в Тольятти тогда не представлялось возможным). В январе 1970 года из Турина была получена первая пробная партия вазовских товарных знаков, около 30 штук. Вся она была забракована по одной  причине: буква «Я» в слове «Тольятти» оказалась перевернутой (в виде латинской буквы «R»). Этот знак тут же стал раритетом и весь разошелся по частным коллекциям».

Эта «машинка» – не «Жигули», но колокольчик в тему.


Тольятти – город областного подчинения. Над ним стоит областной центр – Самара, но всегда Тольятти уступал Самаре только в одном –  количестве населения. Всё остальное –  ритм, темп жизни, активность, громадное строительство – здесь было быстрее, выше, ярче, больше. Тольятти никогда не был закрытым для иностранцев городом. А Самара, наоборот, всегда была, вплоть до начала 1990-х.
 
90-е годы превратили Тольятти в криминальный, бурно и быстро разросшийся, во многом изменивший свой облик город. Сейчас, к концу 10-х годов века 21-го ситуация другая: мощная, растущая, где-то и в чем-то даже не уступающая Москве Самара и достаточно депрессивный Тольятти.
 
Что же осталось неизменным? Та же красавица Волга и живописные Жигули. Я проплыла на теплоходе всю Волгу, от истока до устья. Именно у Тольятти она самая широкая (около 30 км!) и самая красивая. Это очевидно и бесспорно!
 
Кто-то, возможно, воспринимает слово «Жигули» только как марку плохой машины. Ну, да. Но Жигули без кавычек – это прежде всего горы, старые, невысокие, покрытые лесом. Там есть одно место, утес, с самого верха которого видна Волга километров на 130. Фантастическое по красоте, по вольности и размаху зрелище!
 
На колокольчике – малый герб Тольятти: золотисто-желтая композиция из трех эмблем.



Квадрат отображает современную планировочную структуру города, ту плоскостность, которая ему присуща. Крест внизу – символ старого Ставрополя-на-Волге. Вверху – знак, изображающий горный массив Жигулей.  В обрамлении угадываются очертания ладей.
 
Все годы своей недолгой истории Тольятти был тем, что в СССР называлось «образцовый советский город». Это понятие подразумевало наличие многих заводов, главным из которых был, конечно, ВАЗ, отсутствие какой бы то ни было дореволюционной застройки и культовых учреждений заодно. В старом Ставрополе, покоящемся на дне Волги, было 5 церквей на 6 тысяч человек населения. В советском Тольятти до 90-х годов была всего одна на 600 000. Очень долгое время я даже и не знала, где она находится. Такой неприметной, по-моему, даже без колокольни, существовала эта единственная церковь, затерянная в густо застроенном частном секторе.
 
В 90-е годы развалился Советский Союз, поднялся «железный занавес», возник интерес к религии. Эти события коснулись меня и в глобальном масштабе, как остальных граждан, и затронули еще и лично.
 
Дело было так. В конце 80-х-начале 90-х годов на волне необыкновенного любопытства к России сюда хлынули западные туристы. Их желание увидеть страну не ограничивалось Москвой и Петербургом, которому только что вернули историческое имя. Они хотели лететь, ехать и плыть настолько далеко, насколько это было тогда позволено и возможно. Так, по Волге стали курсировать теплоходы, зафрахтованные для иностранных туристов. Они швартовались не в Самаре, что уже не называлась Куйбышевом, но была еще закрытым городом, а в Тольятти, где даже организовывались экскурсии. С гордостью показывались ВАЗ, Куйбышевская ГЭС, широченные улицы Автозаводского района, распланированные строгими прямоугольниками и застроенные сплошь типовым жильем не ниже 5-ти этажей.
 
Появление теплоходов с экскурсантами меня взволновало еще как. Нет, не тем, что суда были большие, белые, четырехпалубные, не тем, что раньше они никогда не причаливали у речного порта. А единственным: я могла вживую пообщаться на английском! Просто сесть на троллейбус, доехать до порта, пройти на теплоход и поговорить! Сказка, фантастика по тем временам. Неслыханные волнения, треволнения и переживания.
 
То, о чем не смелось мечтать, осуществилось. Я ходила на встречи с туристами и ездила с ними на экскурсии и впервые в жизни там же, на теплоходе, в баре! увидела баночки с пивом. Такой каскад чувств вызвали эти баночки, импортные, конечно, с ярко написанным на них словом beer, что я даже остановилась, проходя мимо них, и слово beer само вырвалось у меня. Там, в баре, было, естественно, не только пиво, а и Coca-Cola, и другие напитки, и жвачки, и шоколад, всё яркое, не виданное нигде и никогда ранее, но почему-то именно баночки с пивом поразили тогда мое воображение.
 
Как сейчас помню, немец, молодой парень по имени Маркус, из Мюнстера, с которым мы познакомились и общались, а потом некоторое время и переписывались, понял мое растерянно-восторженное «beer» как желание его попробовать. Он купил мне баночку, и я ее пила. Незабываемо! Не то, что я пила пиво, я его вообще-то не люблю, а то, что первый раз из баночки! в баре! в другой жизни!
 
И вот как-то я узнала, что туристов повезут в церковь, показать и рассказать о православии. Мне сказали, что для подстраховки, на всякий случай, вдруг что случится с гидом, мне тоже надо быть готовой провести экскурсию. Но ведь для этого я сначала должна узнать и увидеть сама, как оно всё в храме устроено и как себя вообще там вести.  Я пошла к друзьям-художникам с вопросом, нет ли у них кого, кто бы мог помочь. Есть! У них был друг, артист кукольного театра, а у него был друг – батюшка из нашей единственной в городе православной церкви. Потом было знакомство с отцом Валерием и его матушкой и чаепитие у них в доме, и беседа-ликбез о православии, и история именно этой церкви. Всё интересно и необыкновенно.
 
И вот через много-много лет я получаю  в подарок этот колокольчик. На нем изображен Спасо-Преображенский собор Тольятти.  Любой коллекционер, взглянув на него, точно не зацокает  языком от восторга и зависти, ибо с художественной точки зрения он ничего из себя не представляет.

 


Мне же он дорог воспоминаниями. Собор строился так долго, что забор огромной стройплощадки, мимо которой я каждый день ездила на работу, навсегда запечатлелся в памяти. А сейчас он замечательно разнообразит монотонность плоского городского пространства.  И считается, что любопытно и приятно, одним из лучших архитектурных сооружений, построенных в России за последние сто лет. Первым настоятелем в нем  был отец Валерий, тот самый, что служил в единственной церкви города, и с кем мы чай пили.
 
О еще одной тольяттинской достопримечательности, «Памятнике верности», я писала здесь

Источник:   
Tags: Разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments