Larissa Franczek (larissafranczek) wrote,
Larissa Franczek
larissafranczek

Categories:

КАК И ЧТО ПРИКЛЮЧИЛОСЬ С НАМИ В ЕГИПТЕ

КАК МЫ ТОРГОВАЛИСЬ
 
Мы решили один раз пережить событие, которое называется торг.
 
После того как в какой-то лавочке мы отказались покупать папирус за указанную цену и двинулись в направлении двери, нас стали умолять не уходить, руки возносились к небу, на лицах читались неподдельные волнение, отчаяние. При этом продавцы (сначала их было двое, потом из соседней лавки присоединился еще один) суетились ужасно. Они так волновались и суетились, как будто речь шла о покупке чего-то ценой, ну никак не меньше 100 долларов.
 
Тут же мгновенно откуда-то возникли два стульчика, нас усадили на них, принесли очень горячий напиток, который, как я потом выяснила, называется hibiscus и напоминает чай на травах, без сахара кисловат.
 
Торг продолжался после «чаепития» так же неуступчиво с обеих сторон, с той же суетой, ужасом на лицах, когда мы порывались уходить, и попытками всучить нам что-то еще. Последнее, кстати, очень опасно, потому что ты начинаешь рассматривать это новое нечто, отвлекаешься и забываешь, что собственно первоначально хотел купить и за сколько.
 
Я даже не могу сказать, сколько времени длилось это замечательное в своем роде представление, не поучаствуй в котором, мы бы, конечно, недополучили часть необходимых впечатлений и эмоций. Арт прекрасно торгуется.
 
Потом, когда все пришли, наконец, к согласию и остались друг другом более-менее довольны, продавцы захотели с нами сфотографироваться. А один из них, молодой мальчик, даже чмокнул меня в щеку в избытке чувств. Этот мальчик был самым запоминающимся участником, он так переживал, так умоляюще повторял почему-то с французским «прононсом» «Мадам, ну, мадам», обращаясь ко мне, что, окажись я одна, без Арта, я бы очень быстро смалодушничала и купила втридорога совсем не то, что надо.
               
КАК МЫ САМОВОЛЬНО ЕЗДИЛИ В КЕНУ
 
Поездка в Кену была, возможно, одним из авантюрнейших приключений как в моей, так и в Артовой жизни. Мы были в Египте в декабре 1997 года, спустя месяц после ужасного террористического акта, совершенного исламскими фанатиками в Луксоре. Меры безопасности были везде чрезвычайные.
 
Мы отправились в Кену, чтобы исполнить Артову мечту – посмотреть знаменитый храм. Поехали на обычном рейсовом автобусе, не предупредив никого. Мы не знали, что надо было. Все пассажиры были египтяне. Никто, включая кондуктора, не повел и бровью при виде нас.
 
Когда автобус прибыл в Кену, Арт зачем-то решил выйти на площади в центре, а не на автовокзале. Только мы вышли, как сразу же привлекли всеобщее внимание, и это очень слабо сказано.
 
На площади оживленнейшее движение: машины, автобусы и автобусики, ослики с седоками, повозки и кареты, просто пешеходы. Шум невероятный! Мы оказались на мосту через какой-то канал. Вся эта огромная масса пешеходов, движущегося транспорта и животных уставилась на нас. Образовалась пробка. Гудят клаксоны. Из машин и автобусов высовываются люди, некоторые выскакивают и жестикулируют. Мы скорее-скорее прошли через этот мост.
 
Автовокзала в поле видимости не наблюдалось. Стали спрашивать. Арт по наивности полагал, что в Египте все говорят по-английски, хотя я быстро поняла, что это далеко не так. И только очень малое количество тех, кто говорит, делает это хорошо. Первого встречного для своих расспросов Арт почему-то выбрал мальчика лет 12. Оказалось потому, что мальчик сказал нам «Hello», Арт решил, что, значит, он владеет английским. Тоже жестикулируя и тщательно артикулируя, наклонившись к мальчику, Арт стал выспрашивать, как пройти к автовокзалу.
 
Мальчик, по-моему, еще не успел открыть рот, как вокруг образовалась толпа, весь транспорт остановился, в окна повылазили люди. Это надо было видеть!
 
Вдруг из автобуса выходит парень, понимает, слава богу, о чем мы спрашиваем (а, может, и нет) и ведет нас через дорогу с ослами, каретами, машинами и автобусами к полицейской машине. Там мы достаточно долго пытались втолковать человеку в погонах, что нам надо. Он понял, велел подождать и стал говорить с кем-то по рации. Приехала машина, в ней человека четыре с автоматами. Мы сели, и на этой машине нас отвезли в Дандару к храму. Бесплатно.
 
Храм оказался грандиозным, прекрасно сохранившимся сооружением, после осмотра которого нас привезли на вокзал, где мы опять оказались в центре внимания. Мы поняли, что свалились полицейским, как снег на голову, и они, дав нам возможность осмотреть храм, не дали ни одной лишней минуты побыть в городе и постарались как можно скорее от нас избавиться. И поэтому, от греха подальше, памятуя о недавнем инциденте, они нас везде сопровождали и быстренько сплавили назад в Хургаду. Самодеятельность туристов здесь не только не приветствуется, но и пресекается.
                       
КАК МЫ ПРЫГАЛИ ПО РЕЛЬСАМ  
 
Мы едем в поезде Асуан-Каир в вагоне первого класса. В нем удобные места,  работает кондиционер.
 
Пейзаж решительно не меняется, хотя долина вдоль Нила с ухоженными полями сочного зеленого цвета очень красива. Никакой техники на полях я не вижу, всё делается вручную. Мало того, потом я прочитала, что и орудия труда сегодня в Египте такие же, что и две, и три тысячи лет назад. Единственное, что мы видели, это узенькая-узенькая колея рельсов, по ним бегают вагонетки, в которые складывают при уборке сахарный тростник.
 
Когда до Гизы оставалось около полутора часов езды, поезд остановился. Обычно на всех остановках он стоял не более 10 минут. А тут и 10, и 20 прошло, а мы всё стоим. Еще через некоторое время народ потянулся с багажом к выходу. А потом нам сказали, что на путях произошла авария, и поедем мы не раньше, чем через 3 часа. Мы сначала решили ждать, т.к. знали, что нас в Гизе встречают. Потом два достойно выглядящих бизнесмена подошли к нам и предложили с ними добираться до Гизы на машине. Мы согласились.

На привокзальной площади кругом народ, шум, жизнь бьет ключом, опять на нас смотрят во все глаза. Наши провожатые торгуются, никто особо не рвется везти нас до Гизы. И тут вдруг раздался гудок поезда. Подхватив вещи, мы вчетвером рванули назад, к поезду. Перепрыгивая через рельсы, добежали до первого вагона, вскочили в него и через весь состав пошли на свои места.
 
В Гизе нас встретил молодой человек, обратившись почему-то только ко мне («Мадам Лариса?») и при этом полностью проигнорировав Арта.
 
                   
КАК МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ В ЛАБИРИНТЕ
 
На длинной-предлинной набережной Асуана, маленького городка, своим вторым рождением обязанного строительству Асуанской ГЭС, которую помогал строить СССР, мы наняли лодочника и через несколько минут оказались на другой стороне Нила.
 
Вид Нила с его порогами, с огромным количеством и моторных, и парусных лодок, снующих между берегами, очень захватывает.
 
Прежде чем пойти смотреть главную достопримечательность – развалины храма, мы очутились в маленьком саду. Почувствовав мое внимание, один из служителей, стал показывать мне интересные растения. Так, я увидела фикус Бенджамина, о котором только читала, который в маленьком горшочке совсем недавно купила в Москве. А тут он – большое дерево с точно такими листьями, что и мой на кухонном подоконнике. Только я свой лелею, а он капризничает, а здесь растет сам по себе и так ему вольготно. Увидела алоэ, но опять же у нас это растение на окошке, а тут дерево. Увидела хну, тоже дерево, каучуковое дерево. Служитель надрезал кору, и потекла жидкость. Я ахала и восторгалась цветущими деревьями и кустами. Так он, раз-раз, собрал кучу семян. Я всё бережно сложила в платочек, потом рассортировала, привезла в Москву. Думала, посею, глядишь, что-то и вырастет. Может, даже и зацветет. Не выросло и не зацвело.
 
По дороге к храму – развалины. Их много и они высятся на высоту человеческого роста. Почва под ногами каменистая, песок вместе с пылью до колена. Мы ходили-ходили, а развалины – лабиринт, да и заплутались. Да всё это на горе, не везде можно спуститься. Где на заднице, где, хватаясь руками за землю, где по уши в пыли, мы выбирались к выходу. Испачкались, как дураки, я сердилась.
       
                     
КАК МЫ ВСТРЕТИЛИ НОВЫЙ ГОД  
 
В Асуане нам предложили изменить нашу программу и проделать обратный путь до Луксора на теплоходе. Круиз по Нилу! Арт очень воодушевился. Новый год мы встретили самым неожиданным образом и в весьма экзотичном месте: на теплоходе, на Ниле, в Асуане.
 
На другой день неприятности начались еще под утро, когда мы спали и Арт вдруг проснулся от холода. Его стал бить озноб, и только под двумя одеялами он кое-как отогрелся. Затем у него начались проблемы с желудком, и он не пошел на обед.
 
А я только к вечеру почувствовала, что меня мутит. В то время как мы с Артом осознавали, что отравились, а впоследствии выяснилось, что не мы одни, с нашим теплоходом тоже приключился казус. Он сел на мель. Всю ночь, вместо того, чтобы двигаться до Луксора, он стоял.
 
                                       
КАК МЫ УЛЕТАЛИ
 
В последнее утро уже в Хургаде пришла моя очередь испытать ужасный озноб. Симптомы у нас с Артом совпали, только по времени как-то очень разошлись.
 
Собрав в кулак силу воли, прибегнув к самовнушению, не побоюсь этого слова, что всё хорошо и что нам надо спокойно ехать, мы распрощались с нашим курортом и очень заранее прибыли в аэропорт.
 
Быстро скользнув взглядом по экранам стоек регистрации, мы не увидели нашего рейса. А скоро выяснилось пренеприятнейшее. Оказывается, наш самолет прилетел сегодня утром и утром же улетел обратно. Следующий рейс точно во вторник (а сегодня суббота), но гарантий, что нас посадят на него с нашими билетами, никаких.
 
Не скрашивал нашего возмущения и тот факт, что рядом бушевала толпа русских туристов, потому что так «кидают» только наши люди наших же людей. Толпа в 60! человек негодовала, потому что они приехали в аэропорт, а тут выяснилось, что авиакомпании, указанной в их билетах и обязанной их перевезти в Москву, вообще в природе не существует.
 
Дальше события развивались стремительно. То ли из-за того, что Арт не русский, что видно за версту, то ли еще почему, но нас заметили, и к нам подошли служащие аэропорта. У них существует такса, так они и сказали, 150 долларов с человека, и вас сажают в самолет. Арт не любит принимать быстрых решений, ему всегда надо подумать. Вот он и спрашивает, сколько у него, мол, времени на раздумья.  «30 секунд», – бросает египтянин. Арт машет рукой, мы бежим к стойке регистрации, получаем посадочные талоны, быстро-быстро заполняем бумажки для паспортного контроля. «Мустафа, Мустафа!» – кричит в рацию этот служащий, и дальше гыр-гыр-гыр по-арабски, видимо, чтобы держали для нас автобус. Шлеп-шлеп, проштампованы паспорта, вещи – через рентген, мы – через металлоискатель, хоп – в автобус. Он быстро довозит нас до самолета, и служащий, что кричал «Мустафа», просит у Арта денег. 300 долларов как одна копейка! Мы самые последние заскакиваем по какой-то лесенке в самолет, где ждут только нас, за нами тут же закрывают дверь, и самолет идет на взлет.

И возмущение, и радость, что мы всё-таки летим домой и даже без опоздания.
 
Медицинские приключения из разряда, к сожалению, неприятных в Москве продолжались, но это всё-таки уже пост-египетская история. И она тоже закончилась хорошо. 
 
Египетские колокольчики.


Слева направо: Колесница Рамзеса II, Нефертити, Тутанхамон
Tags: Как-рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments